Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

Песнь недопонята. Употреблена во вред!

Опубликовал Сергей 21 августа 2011 в рубрике История.

ФрескаКаждый год перед наступлением лета в небольшом немецком городке Вормсе, который в 30 минутах езды от Мангейма и в 45 — от Майнца, проходит красочный фестиваль. На три дня городской центр превращается в сцену. И вовсе не исторические события лежат в основе действа — театрального представления, в котором принимают участие чуть ли не все жители города. Средневековый эпос о любви и ненависти, верности и предательстве живет в сердцах немецкого народа.

«О прекрасная Брунгильда!» — кто не знает этого восклицания? Часто мы не задумываемся над тем, откуда оно — не из сказки ли о храбрых рыцарях и прекрасных дамах? На самом деле эти слова, как и появившееся еще во времена Первой мировой войны высказывание о том, что невозможно скрыться от коварных ударов кинжала, происходят из знаменитой «Песни о нибелунгах»: Хаген Тронийский предательски убил Зигфрида, скрывшись за его спиной, — «воткнул кинжал в спину», хотя тогда вместо кинжала было копье...

БЛАГОДАРНЫЕ И НЕБЛАГОДАРНЫЕ ЧИТАТЕЛИ

О нибелунгах немцы знали только понаслышке целых двести лет и думали, что все это — австрийские легенды. В 1755 г. врач из Линдауэра Яков X. Оберайт открыл в форарльберском замке Хоэнемс забытый на долгие годы мир на пожелтевших страницах, зарытых в кипе бумаг. Читал и не понимал: Хаген, Зигфрид, Кримхильда — о них он никогда не слышал! Тексты были написаны «высоким штилем» немецкого языка — одним словом, готика! Пропылившаяся находка путешествовала со стола на стол и в конце концов оказалась в руках у историка Кристофа Генриха Мюллера. Он в 1782 г. впервые опубликовал «Песнь о нибелунгах» Придворные страсти не стали тогда бестселлером. Но вскоре начались активные поиски национального героического эпоса, который смог бы дать импульс к объединению почти 300 государств раздробленной Германии. «Песнь о нибелунгах» с ее противоречивой моралью и духовной глубиной немного пугала. Гете с презрением отложил эпос в дальний ящик. А король Пруссии Фридрих II весьма нелестно отозвался о нем. «Гроша ломаного не стоит».

Песнь о нибелунгах

Очередному интересу к непризнанному раритету посодействовал Наполеон. После его поражения при Ватерлоо в Германии — на победившей стороне, усилились национальные веяния Доказательством тому послужило решение возобновить издание «Песни о нибелунгах». К тому же ее признали современным культурным наследием немецких народов, созданным специально для них.

Старинная книга

Тем временем даже Гете переменил свое мнение и заболел со всей страстью «лихорадкой нибелунгов». «Знание этой «Песни» должно быть одной из ступеней образования нации, — говорил он, добавляя — каждый обязан это прочесть».

Однако текст «Песни» вовсе не выглядит таким уж безобидным. Фактически в стихах прославляется как вполне законное грубое насилие, которое было привычно во времена Средневековья. Неудивительно, что вскоре такое буквальное прочтение дало свои «плоды». Поэзию и действительность смешал студент-националист Карл Людвиг Занд, который убил в 1819 г. либерального поэта Августа фон Коцебо. На допросе Карл Людвиг пытался оправдать себя примером Зигфрида, который очень легко расправлялся с врагами отечества. Интерпретация Занда — чистая бессмыслица, но, увы — этот эпос еще неоднократно будет недопонят и употреблен во вред.

Миниатюра о нибелунгах

Прежде всего, этому способствовали «прорехи в идеях», используемые в «Песни». Ими охотно воспользовались «народные вожди», хотя «Песнь о нибелунгах» во времена своего возникновения была не более чем описанием жизни героев. Когда неизвестный поэт около 1200 г. взял в руки перо, мир нибелунгов уже несколько столетий как устарел. Исторические образы главных героев обладали лишь смутными биографическими контурами.

ГЕРОИ И ИХ ПРОТОТИПЫ

Историческим прототипом Зигфрида (или Сигурда. встречающегося в более ранних относительно «Песни о нибелунгах» повествованиях) был предположительно франкский король Зигиберт I. Он был впутан в войну, которую замышляли две ненавидящие друг друга королевы. В 575 г. этот Зигиберт убил супругу своего противника. Брюнхильд (более известная у нас под именем Брунгильда или Брюнхильда) стало именем королевы Брунихильды, жены Зигиберта I. После ранней смерти мужа она заняла трон и стала знаменитой, несмотря на свою зверскую жестокость. В 613 г. король Хлотар II убил ее, сбросив с лошади. Судьба мнимой Брюнхильды после смерти Зигфрида в «Песни о нибелунгах» остается неизвестной. В другом эпосе, в древней «Песни о Сигурде», она кончает жизнь самоубийством. Над историческим прототипом Крим- хильд (Кримхильда) и Хагена исследователи до сих пор раздумывают. Ученые не пришли и к единому мнению о том, кто же такой Гунер, возможно, он поэтический двойник бургундского короля Гундахара.

Рыцарь

Бургунды были восточными германцами, которые в 407 г. осели около Вормса. В 436 г. они потерпели поражение в битве против союза гуннов и римлян, при этом король Гундахар, его семья и многие придворные были убиты. Король Этцель (или Атли) чаще всего идентифицируется с Аттилой, который в 471 г. стал самодержавным властителем гуннов. Где находится родина нибелунгов — и сейчас предмет горячих споров. Некоторые исследователи предполагают, что таинственный род нибелунгов происходит из окрестностей бельгийского города Нивелль.

Рыцарь

В эпосе нет представления о непрерывно текущем потоке времени, оно прерывисто. Эпическому поэту ничего не стоит свести вместе людей, которые на самом деле жили в разное время. Дитрих Бернский живет при дворе Этцеля. Но Аттила, прототип Этцеля, умер в 453 г., тогда как Теодорих, прототип Дитриха, родился около 471 г. и правил Италией с 493 по 526 г. К тому же в противоположность Дитриху в «Песни о нибелунгах» исторический Теодорих не был изгнанником — он завоевал Италию. Все исторические персонажи, по тем или иным причинам включенные в эпос, — современники, все они пребывают в особом эпическом времени.

Миниатюра о нибелунгах

Памятник

ВРЕМЯ НИБЕЛУНГОВ

На рубеже веков, в период расцвета феодального строя и подъема рыцарской культуры в империи Штауфенов неизвестный поэт обратился к преданию, которое ведет свое начало от времен Великого переселения народов, по-новому взглянув на старые темы и образы героической поэзии.

В эпосе герои не стареют. Например, в начальных авентюрах «Песни» Кримхильда — юная девушка. Но и в последних авентюрах — по-прежнему прекрасная женщина, хотя миновало около сорока лет. Не убывает за все эти годы могущество Хагена, он, уже убеленный сединами, остается все тем же непобедимым богатырем. Эпический поэт не слишком внимательно следит за возрастом своих персонажей. Зигфрид появляется в «Песни» в облике юного нидерландского принца. Но за плечами у него уже серия богатырских подвигов: победа над сказочными обладателями клада — нибелунгами. одоление дракона, в крови которого он омылся, приобретя тем самым неуязвимость. Когда свершал он все эти деяния — неизвестно. Первые подвиги Зигфрида в «Песни о нибелунгах» занимают год или два. После его женитьбы на Кримхильде проходит десять лет, прежде чем Зигфрид погибает таким же прекрасным и юным, каким впервые появился в Вормсе.

Кадры из фильма

Итак, всего «Песнь» охватывает время примерно в тридцать восемь лет. Из них двадцать шесть Кримхильда вынашивает мысль о мести за мужа, при этом непрерывно горюя. На самом деле время, которое имеет отношение к повествованию, еще более протяженно: в него входят не описанные в самой эпопее сказочные подвиги Зигфрида, о которых рассказывает Хаген, и знакомство Зигфрида с Брюнхильдой до его появления в Вормсе. Читатели XIII в. скорее всего эти намеки понимали. Герои «Песни» не меняются: юные остаются юными, зрелые, как Хаген, Этцель или Дитрих, так и остаются зрелыми, а Хильдебранд — пожилым, то есть пребывают в одном определенном состоянии.

Эпическое течение времени неспешно. Сбор в поход против саксов длится двенадцать недель, шитье платьев для короля Гюнтера и сопровождающих его в сватовстве друзей — семь недель, три с половиной года после смерти Зигфрида Кримхильда беспрерывно его оплакивает, праздник в Вене — свадьба Этцеля — длится семнадцать суток и т.д. Ускорение хода времени наблюдается лишь в заключительной части эпопеи, особенно в последних сценах, где примерно за сутки страшное побоище приводит к всеобщей гибели его участников. Столь резкую смену темпа можно понять так: долгие годы, десятилетия готовилась катастрофа, наконец, час пробил — и одним ударом решается судьба нибелунгов!

Хаген — персонаж из эпохи Великого переселения, так же как и Дитрих, — они ведь и встречались когда-то прежде. Гюнтер с братьями принадлежат к новому времени. Перед нами — три слоя времени: сказочная древность, героическая эпоха переселений, средневековая современность. Страна нибелунгов — местность, пребывающая в сказочном «первобытном» времени. Здесь возможны подвиги богатырей, добывание клада, волшебного жезла, поединок героя Зигфрида с Брюнхильдой. Страна прошлого, но уже не сказочно-эпического, страна Этцеля — гуннская держава. Вормс в эпопее находится и в эпохе около 1200 г., и в эпохе Великого переселения. Герои, перемещаясь в пространстве, переходят из одного времени в другое. Зигфрид, сказочный победитель дракона, прибывает в Вормс — из седой старины в современность.

Напротив, когда Понтер едет из Вормса в Изенштейн за невестой, он перемещается из современности в древность. Любопытно, что переход из одного времени в другое совершается каждый раз преодолением водной преграды: нужно переплыть море, чтобы добраться до страны нибелунгов. Воды Дуная оказываются тем рубежом, за которым начинается иное время для путников, покинувших Вормс.

КЛУБОК ПРОТИВОРЕЧИЙ

Почему автор так противоречиво построил «Песнь о нибелунгах»? Здесь два разных Зигфрида: примитивный герой и придворный рыцарь; две Кримхильды: учтивая сестра короля и кровожадная мстительница, упорно добивающаяся возвращения клада — источника власти. И у Хагена также два облика: вормского верного феодального вассала и персонажа героических песней варварской поры, каким он оказывается в гуннских пределах. Почти первобытная Брюнхильда никак не может вжиться в рыцарский мир и, выполнив свою роль в развертывании конфликта, попросту исчезает из текста.

Многое здесь кажется фантастичным. Схватка сотен и сотен тысяч воинов в пиршественном зале Этцеля, или успешное отражение двумя героями, Хагеном и Фолькером, атаки полчища гуннов, или переправа войска бургундов в утлой ладье через Дунай неправдоподобны для современности «Песни о нибелунгах», но кажутся возможными для героического времени.

В «Песни о нибелунгах» как само собой разумеющиеся упоминаются месса, собор, священники, церковные шествия, погребения по христианскому обряду; герои клянутся именем Господа, взывают к нему. Ее персонажи охотно сетуют на невзгоды, плачут, рыдают. Стенаниями и завершается эпопея — в противоречии с жестокостью и безжалостностью, которые они проявляют во многих ситуациях. Жажду мести, полностью утоляемую всеми героями эпопеи, трудно примирить с христианским учением о любви к ближнему, да автор и не пытается это сделать.

Арфа

ПОЧИТАТЕЛИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ТАЛАНТА

К видным почитателям «Песни о нибелунгах» относились баварский король Людвиг I и композитор Рихард Вагнер (1813-1883). 26 лет он работал над своим «Кольцом нибелунга». Из придворного сюжета появился целый мир, в котором находят свое воплощение в жизнь не только земные герои, но и немецкие мифические персонажи.

Драматург Фридрих Хеббель (1813-1863) назвал свою трехчастную пьесу «Нибелунги» немецкой двусмысленной трагедией. Вагнер в то же время представил борьбу как национальную священную, разыгравшуюся «в кольце». Его героическая музыка проникает прямо в души слушателей. Недаром ее называли опьяняющим национализмом в нотах.

Поклонник Вагнера рейхканцлер Герхард фон Бюллов в 1909 г. создал роковое понятие «верность нибелунгов». В Первую мировую войну существовали так называемые «линии Зигфрида», где воевали смертники и велись самые тяжелые бои, — зоны смерти, наполненные кровью. Позже Гитлер, Геббельс и Геринг восхищались музыкой вагиеровских «Нибелунгов». В первые годы нацистской диктатуры Зигфрид стал светлым национальным немецким образом. В последние дни войны диктатура пала так же, как и «светловолосый драконоубивец», пораженный Хагеном Тронийским. В 1943 г

Герман Геринг сравнил безнадежную битву под Сталинградом с последней битвой при дворе Этцеля. «Мы стояли в своем охваченном огнем чертоге и утоляли мучившую нас жажду собственной кровью, но они боролись и боролись до последнего».

Идеализировали ли их или использовали во вред — в любом случае нибелунги не погибли. Они не уничтожены, не ликвидированы. «Нам в старинных сказах о чуде много говорилось» — с этих слов начинается «Песнь о нибелунгах», которая до сих пор, вот уже 250 лет, очаровывает поколения читателей.

Читайте также:

Трамвай «с гармошкой».
ПЕРВЫЙ "КОСМИЧЕСКИЙ ЭЛЕКТРОВОЗ"
КТО ЛОРЕНЦ, А КТО ЛОНЕНТЦ
«НАРОДОВОЛЕЦ»


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.