Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

Финал неизвестной битвы в небе Москвы 1941-1944 гг.

Опубликовал Сергей 12 февраля 2012 в рубрике История.

Финал неизвестной битвы в небе Москвы 1941-1944 гг.Многим знакомо творчество историка авиации Дмитрия Хазанова, и, в частности, — его книги о действиях авиации в крупнейших битвах Великой Отечественной войны. Сегодня, вашему вниманию, представляется заключительный том трилогии «Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1944 гг. (Финал)». В приводимом отрывке рассказывается о противостоянии в воздухе на центральном участке советско-германского фронта в марте 1942 г. Большинство фотографий публикуется впервые.

В конце зимы 1942 г. командующий Западным направлением генерал армии Г.К. Жуков стремился, во что бы то ни стало организовать прорыв фронта группы армий «Центр». Отметив усиление противника на участке 4-й немецкой полевой армии, он решил провести перегруппировку на правом крыле Западного фронта против 4-й танковой армии. Уточнив обстановку, Георгий Константинович 25 февраля потребовал найти уязвимое место в неприятельской обороне, «организовать прорыв в другом, более слабом, участке, мощной ударной группой, созданной за счёт двух армий и средств усиления». По новому плану, тут же утверждённому Ставкой ВГК, наступление должно было возобновиться утром 2 марта на фронте Мотаево, Кострово (участок 5-й армии, северо-восточнее Гжатска) с тем, чтобы к исходу 5 марта захватить Гжатск.

При успехе операции наши части выходили бы к Вязьме с северо-запада. Одновременно не прекращались бои юго-западнее Вязьмы, где войска 43, 49-й и 50-й армий пытались закрепиться на Варшавском шоссе, восстановить связь с 33-й армией, группой Белова, десантниками. Если в районе Гжатска Жуков приказал «маскировать наши истинные намерения», то на юхновском направлении задачи наступающих войск были абсолютно ясны противнику. Тем временем готовилась ещё одна операция с участием левого крыла Западного фронта и 3-й армии Брянского фронта по разгрому болховской группировки неприятеля.

Санитарная авиация Западного фронта

Санитарная авиация Западного фронта

Усиление наших войск перед фронтом 2-й танковой армии (южный фланг группы армий «Центр») немцы обнаружили достаточно быстро. Непрерывно и практически круглосуточно ведя воздушную разведку, экипажи самолётов засекли увеличившуюся интенсивность железнодорожного движения на участке Тула — Чернь. Утром 2 марта в оперсводке группы армий «Центр» было зафиксировано: «Непрекращающийся натиск в полосе 47-го армейского корпуса, продолжающееся движение от г. Перемышль через Козельск, действия артиллерии и перегруппировки по обе стороны г. Сухиничи свидетельствуют о наступательных намерениях в районе южнее и юго-западнее г. Сухиничи с целью ликвидировать выступ нашего фронта... С 1 марта значительно активизировала свою деятельность авиация противника перед южным участком фронта группы армий».

Обломки "Мессершдитта"

Советские бойцы в освобожденном Юхнове. На переднем плане видны обломки "Мессершдитта" принадлежащего группе II/JG51

Действительно, советское командование смогло существенно пополнить группировку ВВС на Западном направлении новыми частями, передав из Резерва Главного командования семь авиаполков на самолётах новых типов (один ближнебомбар- дировочный, два штурмовых и четыре истребительных). В результате проведённой перегруппировки были усилены военно-воздушные силы армий, которым предстояло действовать на главных направлениях. Например, ВВС 33-й армии, в которых после перебазирования 521-го иап на Калининский фронт остался лишь 595-й ап, были пополнены в конце февраля недавно сформированным 687-м ап и уже имевшим славные традиции 172-м иап (имел состав, близкий к штатному). Сведения о численном составе авиации приведены в табл.

Таблица 1

Соотношение сил в авиации на центральном направлении на 1 марта 1942 г. Примечание: КФ — Калининский фронт. ЗФ — Западный фронт. БФ — Брянский фронт.

На первый взгляд может сложиться впечатление, будто наша сторона имела подавляющее численное превосходство. Однако следует иметь в виду, что до 30% всех советских самолётов составляли машины легко-моторной авиации (У-2, Р-5, P-Z), которые могли применяться только ночью и не выдерживали сравнения с «мессершмиттами» или «юнкерсами». Кроме того, большинство истребителей 6-го иак ПВО оставались на московском аэродромном узле, что не позволяло им из-за удалённого базирования прикрывать войска над линией фронта.
Генерал А.А. Новиков, незадолго до этого назначенный заместителем командующего ВВС КА, разработал к 28 февраля, план операции ВВС Западного фронта на юхновском и гжатском направлениях, который в тот же день был утверждён Г.К. Жуковым. Первоочередными задачами были: массированными действиями фронтовой авиации, авиации Резерва Главного командования и группы А.Е. Голованова обработать передний край обороны неприятеля, используя также бомбы крупного калибра, уничтожить авиацию на занятых немцами аэродромах Вязьмы, Гжатска, Сычевки. После прорыва обороны противника на юхновском и гжатском направлениях дальние бомбардировщики должны перейти к разрушению железнодорожных узлов и баз снабжения в районе Вязьмы, а штурмовая и истребительная авиация — содействовать развитию успеха войск.
По замыслу командования, к операции должны быть привлечены все переданные из резерва авиаполки и группа Голованова (3-я ад), в которых насчитывалось 210-220 боевых машин. Ещё 160 — 170 самолётов имелось в составе ВВС Западного фронта. Устанавливались наряды на каждый исправный самолёт в два- три вылета, кроме ДБ-3ф, для которых он составлял один самолёто-вылет в сутки. При планировании учли потери и повреждения материальной части таким образом, что из каждых 30 самолётов, готовых к вылету накануне операции, к третьему- дню останутся боеготовыми 25 машин.
Почти 400 самолётов собирались задействовать в два этапа: сначала они на трое суток сосредоточивали усилия на гжатском направлении, выполнив 1720 самолёто-вылетов, а затем на такой же срок переносили действия в район Юхнова, где, по замыслу наших авиационных штабов, производили бы ещё 1378 самолёто-вылетов. Однако наступление наземных войск развернулось по изменённому графику, не согласованному с авиаторами. В полдень 2 марта продолжили активные действия войска 49-й армии на юхиовском направлении, а утром 4 марта попыталась взломать рубежи неприятельской обороны ударная группа 5-й армии.
Согласно предварительным расчётам, в эти весенние, весьма морозные дни наши лётчики должны были выполнять минимум по 500 - 600 самолёто-вылетов только в поддержку прорывающихся войск. Но в действительности объём боевой работы оказался ниже, причём в дневное время совершалось не более 250 вылетов. В оперсводке штаба Западного фронта за 4 марта, например, указывалось: «Армейская и фронтовая авиация в течение дня и ночи произвела 482 самолёто-вылета на бомбардировку войск противника перед фронтом 20, 5, 33, 43, 49 и 61-й армий, аэродромов Балбасово, Смоленск, Брянск, «совхоз Душно», Гжатск, Новое Село. На аэродромах уничтожено 13 самолётов противника. В воздушном бою сбито два Ju52. С боевого задания не вернулся один Ил-2. При посадке потерпел катастрофу один Пе-3».

Немецкий офицер на санях

Немецкий офицер на санях доставляет срочную депешу к борту связного Fi156

На гжатском направлении в тот день советским истребителям не удалось надёжно прикрыть наступающие войска. Неоднократно бомбардировщики и пикировщики Люфтваффе прорывались к целям, обрушивая бомбы на пехотинцев. Более тесно наша авиация взаимодействовала с наземными войсками в районе Юхнова. Под натиском соединений Красной Армии, поддержанной ударами с воздуха, противник начал отход. Немцы приняли решение оставить сильно укреплённый оборонительный рубеж, часто называемый в отчётах «Юхновским выступом».
Однако, как вскоре стало понятно, этот успех носил тактический характер, развить его не удалось ни на гжатском, ни на каком-либо другом направлении Западного фронта. Немцы умело вели активную оборону, опиравшуюся на естественные препятствия, часто переходили в контратаки, поддержанные артиллерией и авиацией. Так, 7 марта в результате налётов пикировщиков юго-западнее Юхнова было подбито и уничтожено девять наших танков.
Об упорстве борьбы говорит такой факт: войска Калининского фронта захватили за первые пять дней марта свыше 20 населённых пунктов, но и сами сдали неприятелю 12 деревень и сёл. Наши войска при поддержке авиации штурмовали города Демидов, Велиж, Холм,
Белый, Оленино, прекращённые противником в крепости, но не смогли взять, ни один из них. Поскольку большинство немецких транспортных самолётов теперь действовали в районе Демянска, то снабжение многих из перечисленных выше окружённых гарнизонов с воздуха заметно сократилось. Тем не менее, немцам удалось отбить все атаки.

Ст. лейтенант Г.Ф. Приймук

Ст. лейтенант Г.Ф. Приймук из 16-го иап поздравляет своих однополчан лейтенантов И.Ф. Голуби на (слева) и И. П. Шумилова с присвоением им звания Героя Советского Союза

Надо сказать, что, выполняя решение Ставки ВГК, наши войска вели наступление не только на Ржев и Вязьму, но одновременно на волховском, старорусском, славянско-краматорском, феодосийском направлениях. На земле и в воздухе шли кровопролитные напряжённые бои, в вышестоящие штабы уходили доклады, где перечислялись трофеи и победы. Только авиационные соединения заявляли об уничтожении за первую неделю марта десятков складов, железнодорожных составов, многочисленной военной техники (повозок, например, свыше 700, а автомашин разных типов без малого 2000 единиц), 69 вражеских самолётов в воздушных боях и 249 в результате налётов на аэродромы. Собственные потери составили 112 самолётов, из которых семь машин погибли в авариях или катастрофах.
По донесению штаба Люфтваффе, за это же время истребители сбили 249 советских самолётов, зенитчики — 23, а 56 машин считались сожжёнными на земле. При этом сами немцы недосчитались уничтоженными и серьёзно повреждёнными 107 самолётов, причём 63 из них не подлежали восстановлению. На Западе, в Средиземноморье и в Германии вышло из строя лишь 26 немецких самолётов, следовательно, 80,5% всех потерь пришлось на Восточный фронт. Столь тяжёлого урона на советско-германском фронте не отмечалось с июля 1941 г. Можно указать, что исключительно эффективными оказались налёты на аэродромы, занятые частями 8-го авиакорпуса, — более четверти всей убыли материальной части были связаны с ними.

О том, как продолжалась борьба в последующие дни, почему не удалось сокрушить оборону группы армий «Центр», а также ответы на многие другие вопросы вы найдёте, прочитав третью книгу «Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1944 гг. (Финал)».

Читайте также:

ГОЛУБОЙ ВАГОН
Московские «Коробочки»
ДОРОГА У СЛАВНОГО МОРЯ
Найдена колыбель человечества?


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.