Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

ОРЛОВСКИЙ ВОДОПРОВОД.

Опубликовал Сергей 31 декабря 2010 в рубрике История.

Без снабжения водой не может нормально жить и развиваться ни один город. Среди археологов существует предположение, что в падении Римской империи немалую роль сыграло то, что в кладке акведуков и водопроводов был использован свинец, который, растворяясь в воде и оседая в костях римлян, провоцировал вырождение. В страшной эпидемии чумы, унесшей в XIV в. треть населения Европы, по всей вероятности тоже виновато городское водоснабжение, отстававшее в области санитарно-гигиенических технологий. Городам всегда было нужно много воды - кроме бытовых и санитарно- гигиенических нужд горожан, без водопроводной системы нельзя было обойтись при тушении пожаров.

Ничто так не способствует разви­тию технической культуры, как про­блемы. В городе Орле всегда было мало пригодных грунтовых вод. К тому же из-за местной гидрогеоло­гической специфики питьевая вода в Орловском каторжном централе была лучшего качества, чем посту­павшая к губернатору города, епи­скопу, чиновникам и в Дворянское собрание. Эта проблема и привела к созданию водопровода в Орле на­много раньше, чем это произошло в других губернских городах Россий­ской империи. В 2003 г. Орёл отме­чал 140-летие первого городского во­допровода. Широкими торжествами этот юбилей, к сожалению, не озна­меновался, а ведь Орловский водо­провод, как и Орловский трамвай, — один из старейших в России (Мос­ковскому водопроводу недавно ис­полнилось 200 лет, Петербургско­му — всего 145).

Орёл был основан в 1566 г. по при­казу Ивана Грозного как порубеж­ная крепость, призванная укрепить южную границу Русского государст­ва и прикрывать стратегически важ­ный Царёв брод через реку Орёл (ныне река Орлик) на так называе­мом Царском шляхе, по которому та­тары совершали набеги на окрестно­сти Москвы. На первых порах по­требность горожан в воде с лихвой покрывали две реки — Ока и Орлик, при слиянии которых был поставлен город. На случай осады орловскую цитадель — «Малый острожек» — снабдили тайником. Так назывался подземный ход, спускавшийся к Ор­лику и использовавшийся для водо­снабжения гарнизона. И ход тайни­ка, и «рундук», строение над входом в подземелье, были возведены в 1636 г. воеводой Борисом Колтовским, отстроившим Орёл после ра­зорения «Смутного времени».

Но уже один из следующих орлов­ских воевод, Иван Косогов, не смог при вступлении в должность осмот­реть тайник, так как он был затоплен из-за подъёма уровня воды в Орли­ке, вызванном строительством в её устье в 1645 г. плотины с мельницей: «А потому в тайнике вода взошла, что устье реки Орла запружена мель­ница, а тайника нонеча осмотреть не мочна, потому что замёрзла, не будет ли от той воды тайнику по­рухи».

Таким образом, укрепив общую обороноспособность орловской кре­пости (вода пошла по крепостным рвам), плотина породила проблему водоснабжения гарнизона. Недавно тайник, как и вся деревянная орлов­ская крепость, был детально рекон­струирован орловским краеведом В.М. Неделиным.

Простые горожане — посадские люди — брали воду для бытовых и хозяйственных нужд прямо из рек вёдрами или пользовались помощью водовозов. Подобная практика со­хранялась довольно долго, особенно в районах Орла, прилегающих к ре­кам. Например, жители переулков вокруг несуществующего ныне Сер­гиевского кладбища на правом бере­гу Оки ещё в конце XIX — начале XX в. носили воду из реки, чтобы по­ливать огороды. Но город разрастал­ся вширь, что, в конце концов, поста­вило перед его жителями вопрос о строительстве колодцев. Отдалён­ным от Оки и Орлика районам тре­бовались автономные местные ис­точники воды. И тут выявился глав­ный минус места, на котором был за­ложен город: здесь оказалось мало грунтовых вод, пригодных для пи­тья. Во-первых, лесостепная зона Русской равнины сама по себе мало­водна. Реки здесь текут далеко друг от друга, родники и подземные ис­точники воды немногочисленны. К слову, это обстоятельство сыграло определённую роль и в неудаче сто­лыпинской аграрной реформы: ве­дение фермерского хуторского хо­зяйства предполагает наличие авто­номного источника воды и своего водопоя. Крестьянам-общинникам не обязательно было жечь дома бо­гатеющих хуторян, чтобы испор­тить им жизнь, достаточно было отказать им в праве пользования общинным колодцем и водопоем для скота.

Колодец же можно устроить не везде, а только на так называемой «водной жиле». Чтобы найти её, в старину приглашали лозоходца — человека с особым чутьём, а сейчас привлекают геологическую развед­ку со специальными приборами. Кстати, вопреки распространённо­му мнению, не всякая колодезная вода пригодна для питья и приготов­ления пищи. Существует связь меж­ду качеством воды в колодцах и их положением над уровнем реки. Чем ниже расположен колодец, тем ху­же в нём вода.

В 1888 г., когда возник вопрос об устройстве в Орле нового водопро­вода, городская управа озаботилась «приведением в известность» всех существующих в городе колодцев, ключей и источников. Ведомость с источников хранится в настоящее время в Государственном архиве Ор­ловской области. Там же, в фонде Орловской городской думы, нахо­дятся и дела об устройстве в Орле во­допровода. Благодаря этим докумен­там, можно хорошо представить, где стояли колодцы, какого качества бы­ла в них вода и как было организова­но водоснабжение городского насе­ления во второй половине XIX в.

Город Орёл разделён реками Окой и Орликом на три части. В Первой, самой древней части горо­да, располагались девять колодцев. Но только три из них давали качест­венную мягкую и чистую воду. Все они находились далеко от слияния рек, на возвышенном месте. Вода в остальных шести колодцах, располо­женных в низине между двумя река­ми, была низкого качества: жёсткая, солёная, непригодная для заварива­ния чая. К тому же они, в противопо­ложность первым трём, периодичес­ки «выбирались», то есть вычёрпы- вались окрестными жителями до дна, после чего приходилось ждать их нового наполнения. На Садово- Пушкарной улице возле колодца на­ходился чан для пожарной команды. По-видимому, и остальные колодцы с некачественной водой имели, пре­жде всего, противопожарное, а не бытовое назначение. Низкое качест­во колодезной воды в этой части го­рода объяснялось тем, что она распо­ложена на наносных породах — гли­не и песке, намытых течением Оки и Орлика. В этом месте нет подземных водных жил, и в колодцы набиралась грунтовая вода, непосредственно со­общавшаяся с реками. Характер же осадочных пород не позволял воде качественно отфильтроваться, а на­оборот, ухудшал её свойства.

То же самое можно сказать и о де­вятнадцати колодцах, находившихся во Второй части Орла. Восемь из них давали воду столь низкого качества, источников хранится в настоящее время в Государственном архиве Ор­ловской области. Там же, в фонде Орловской городской думы, нахо­дятся и дела об устройстве в Орле во­допровода. Благодаря этим докумен­там, можно хорошо представить, где стояли колодцы, какого качества бы­ла в них вода и как было организова­но водоснабжение городского насе­ления во второй половине XIX в.

Город Орёл разделён реками Окой и Орликом на три части. В Первой, самой древней части горо­да, располагались девять колодцев. Но только три из них давали качест­венную мягкую и чистую воду. Все они находились далеко от слияния рек, на возвышенном месте. Вода в остальных шести колодцах, располо­женных в низине между двумя река­ми, была низкого качества: жёсткая, солёная, непригодная для заварива­ния чая. К тому же они, в противопо­ложность первым трём, периодичес­ки «выбирались», то есть вычёрпы- вались окрестными жителями до дна, после чего приходилось ждать их нового наполнения. На Садово- Пушкарной улице возле колодца на­ходился чан для пожарной команды. По-видимому, и остальные колодцы с некачественной водой имели, пре­жде всего, противопожарное, а не бытовое назначение. Низкое качест­во колодезной воды в этой части го­рода объяснялось тем, что она распо­ложена на наносных породах — гли­не и песке, намытых течением Оки и Орлика. В этом месте нет подземных водных жил, и в колодцы набиралась грунтовая вода, непосредственно со­общавшаяся с реками. Характер же осадочных пород не позволял воде качественно отфильтроваться, а на­оборот, ухудшал её свойства.

То же самое можно сказать и о де­вятнадцати колодцах, находившихся во Второй части Орла. Восемь из них давали воду столь низкого качества, что её можно было использовать только в противопожарных целях. В отчёте городской управы указыва­ется: «вода солёная», «вода жёлтая, нечистая, годна только для пойла лошадей и случаев пожара». Лишь три колодца, находившиеся на воз­вышенности — у старой семинарии, в женском монастыре и у солдат­ских бань, — давали чистую, мягкую воду высокого качества.

Особо выделялись два колодцы у солдатских бань и на Прядильной площади. Мастера, их копавшие, на­шли очень удачные места: в первом случае они вышли на ключ, проби­вавшийся к Оке сквозь береговой известняк, во втором — на источ­ник, питавший исчезнувшую сейчас речку Ленивец. Но если первый из них был хорошо обустроен и обеспе­чивал водой один из первых орлов­ских водопроводов, то из второго каждый брал воду своим ведром. Ежедневный забор воды из этого ко­лодца составлял до 1000 вёдер. (Вед­ро — мера жидких тел в дореволю­ционной России. Составляет 12,299 литра.) Если бы у городской управы нашлись деньги на его обустройст­во, он мог бы обеспечить водой всех жителей Прядильной и Привокзаль­ной слобод.

В Третьей части Орла, которая всегда считалась привилегирован­ной (в царское время — дворянской, в советское — административной), все колодцы по количеству и качест­ву воды оставляли далеко позади ис­точники других частей города. Все они давали чистую, немного жестко­ватую воду (как говорили в XIX в. — «вода легкоизвесткового свойства», то есть дающая осадок при кипяче­нии) . Только два колодца — в тюрем­ном замке и при архиерейском доме в мужском монастыре — давали во­ду низкого качества, жёсткую, из­вестковую.

Водонапорная башня и станция водопровода на Полесской площади. Построены по инициативе городского головы Д.С. Волкова по проекту инженера А.Ф. Фейгана. Сейчас на этом месте располагается муниципальное предприятие «Орёл-водоканал » фотографии из Государственного архива Орловской области.

Перед зданием Орловской городской думы находилась когда-то каменная восьмиугольная будка Левашовского водопровода с чугунным (по другим источникам -деревянным) бассейном внутри и фонтаном для разбора воды пользователями. В настоящее время снесена.

Лучшей в Третьей части в 1888 г. довели до площади перед зданием городской думы (сейчас в нём разме­щается театр «Свободное простран­ство»). Здесь поставили второй бас­сейн с фонтаном, дававший орлов- чанам 2000 вёдер воды в день. Бассейн представлял собой восьми­угольное строение высотой шесть аршин, с каменным сводом. Внутри каменной будки находился деревян­ный бак ёмкостью 3000 вёдер, а ря­дом с ней помещался фонтан. Тре­тий разборный чан был расположен на Кромской площади. Всего водо­провод, по конечной точке водоразбора получивший название Кромского, давал 7000 вёдер воды в сутки.

В некоторых публикациях утвер­ждается, будто Кромской водопровод строился с двух сторон: от Левашовской водонапорной башни к зданию городской думы, и от источника на Кромской площади к думе. Соедине­ние двух водопроводных магистра­лей произошло якобы 2 июня 1889 г. Эта информация не соответствуют имеющимся архивным документам. Во-первых, ведомость обо всех суще­ствующих колодцах и источниках за 1888 г. ничего не говорит о наличии каких бы то ни было механизмов для подъёма воды на Кромской площади. Имелись два колодца: один у дома Архиереева, второй — у дома Курдюмова, дававшие местным жителям по 200 вёдер воды в сутки. Этого было явно мало. В документе недвусмыс­ленно сказано, что вода в чан на Кромской площади подавалась от Левашовской водокачки. По-видимому, произошла путаница между старым водопроводом Байковского и новым новым Полесским водопроводом, о котором пойдет речь ниже.

Ещё один водопровод был открыт 2 февраля 1866 г. во Второй части Орла. Его построили на деньги из­вестного промышленника и финан­систа П.И. Губонина — купца и ор­ловского почетного гражданина. Этот водопровод получил название Воздвиженского (по конечной точке водоразбора). Вода в него поступала из упомянутого выше источника у солдатских бань. Воздвиженский во­допровод также имел три разборных крана и давал около 6000 вёдер воды в сутки.

П.И. Губонин известен орлов­ским краеведам как подрядчик строительства железнодорожных мостов на Московско-Курской же­лезной дороге, строитель Орлов- ско-Витебской и Грязе-Царицынской железных дорог, учредитель акционерного общества Бежицко- го рельсопрокатного завода, рельса­ми которого был вымощен путь от Орла до Ельца. На фоне этих боль­ших дел Воздвиженский водопровод как-то теряется. А ведь без него не получил бы П.И. Губонин и перечис­ленные выше контракты, так как ис­пытывал жёсткую конкуренцию с другими претендентами на один и тот же подряд. Только за контракт на строительство Витебской дороги ему пришлось выложить 1,5 млн рублей. В этих условиях следовало расположить к себе местную адми­нистрацию. А это лучше всего было сделать, построив водопровод, в ко­тором так остро нуждался город.

Чиновник, составлявший проци­тированную выше ведомость, сделал «Вывод всех колодцев», в котором указал, что хорошую воду в большом количестве (до 80 тыс. вёдер в сутки) дают колодцы в Третьей части горо­да (явная ошибка — чиновник по­считал за колодец Левашовскую башню), Кромской и Воздвижен­ский водопроводы, а также ключи на Прядильной улице и у кирпичных заводов. «Большая часть остальных колодцев в Первой и Второй частях негодна», — заключает этот доку­мент.

Но Орловская городская дума не согласилась с доводами о достаточ­ности для города Орла 80 тыс. вёдер воды в сутки и в феврале 1888 г. объ­явила через газету «Орловский вест­ник» конкурс на лучший проект но­вого водопровода. Одним из первых на объявление откликнулся орлов­ский купец А.С. Блохин. Он предло­жил городу установить на существу­ющей Левашовской водокачке угольно-асбестовый фильтр стоимо­стью 10 тыс. рублей. Фильтр должен был очищать воду в количестве 8 тыс. вёдер и мог быть построен в четырёхмесячный срок. Но это предложение городскую думу не за­интересовало.

В конце концов, Орловский город­ской голова Д.С. Волков попросил своего старого знакомого, прожива­ющего в Петербурге, инженера М.И. Алтуховского, найти квалифи­цированного горного инженера для проектирования и строительства в Орле нового водопровода. В Орёл согласился поехать А.Б. Фейган на условии помесячной оплаты 150 руб­лей. Изучив геологическое строение Третьей части города, осуществив нивелировку местности, сделав про­меры колодцев и определив направ­ления уклона различных слоёв из­вестняка, Фейган предложил выкопать новый водопроводный колодец и поставить над ним водонапорную башню на Полесской площади. Это предложение он обосновал следую­щим образом:

«Во-1-х, она лежит по падению во­доносного пласта, следовательно, даёт какое угодно количество воды, смотря по величине площади колод­ца внизу.

Во-2-х, благодаря своему высокому положению (на 19 саженей выше по­стоянного уровня Оки и Орлика), она не подвергнута влиянию Оки.

В-З-х, будучи покрыта мощным по­кровом из водонепроницаемой гли­ны, она предохраняет свои недра от загрязнения почвенными водами. Кроме благоприятных условий для колодца вообще, эта площадь пред­ставляет ещё весьма серьёзные удобства для водопроводных соору­жений как своим высоким положени­ем, так и своей значительной сво­бодной площадью».

Был спроектирован колодец глу­биной 20 саженей с расширением в виде двойной галереи длиной 9 ар­шин и шириной 6 аршин. Дно ко­лодца образовало думпет — ём­кость для сбора воды глубиной 2 ар­шина. На 15 саженей в глубину стены колодца должны были укреп­ляться сосновым срубом, а даль­ше — камнем. Колодец планирова­лось выкопать за четыре месяца, затратив на это 3000 — 3500 рублей. Для ускорения работы предполага­лось использовать динамит.

8 августа 1888 г. Орловская город­ская дума утвердила смету на строи­тельство колодца в размере 3326 рублей 20 копеек и постанови­ла начать работы по проекту инже­нера А.Б. Фейгана. Дубовый лес (не менее 300 бревён) подрядился доставить орловский купец Н.И. Ситников. Произвести земля­ные работы обязались крестьяне села Ламовки Тульской губернии М. Ушаков, К. Фошкопов, С. Исачев, И. Лукьянов и И. Савостьянов, а все плотницкие работы взял на се­бя крестьянин К. Овечкин. Рабочие трудились десять месяцев с августа 1888 по май 1889 г., вместо четырёх по планам Фейгана. На строительст­во было израсходовано 6000 рублей и 37 копеек вместо предполагаемых 3326 рублей.

2 июня 1889 г. специальная ко­миссия в составе городского голо­вы, полицмейстера и нескольких железнодорожных инженеров ос­мотрела полесский колодец и под­писала акт о введении его в строй. Актом было зарегистрировано, что при средней высоте уровня воды в колодце 3 аршина, приток воды оп­ределяется в 50000 вёдер воды в сутки. Сам А.Б. Фейган оценивал возможности колодца в 99540 вёдер в сутки. 19 декабря 1889 г. городс­кой голова Д.С. Волков отчитывал­ся перед думой о работе водопрово­да в Орле. Вода отпускалась жите­лям за определённую плату из водоразборных зданий на Полес­ской, Театральной, Думской и Кромской площадях. Таким обра­зом, водопровод обслуживал Пер­вую и Третью части Орла.

Левашовская водонапорная баш­ня осталась «без употребления», и в сентябре 1898 г. было решено разобрать её на кирпич, который использовали для сооружения при­стройки к зимнему театру. На мес­те башни поставили памятный знак, проектированный архитек­тором П.Н. Погосски, — каменный столб с мемориальной доской.

Проект колодца на Полесской площади, составленный инженером А.Ф.Фейганом

На ней написали имена устроите­лей первого водопровода.

В 1893 г. на Ильинской площади была пробурена первая в Орле арте­зианская скважина. Она давала 100 тыс. вёдер воды в сутки. В 1900 г. от скважины проложили водопро­вод во Второй части города. А к 1913 г. длина водопроводных труб составляла уже 14 вёрст.

В настоящее время орловский во­допровод представляет собой слож­нейшую инженерную систему, включающую 7 водопроводных узлов, 6 насосных станций подкачки, 26 резервуаров запаса воды в 102 тыс. куб. м, 5000 км водопровод­ных сетей, 136 артезианских сква­жин, 580 водоразборных колонок и дающую городу ежесуточно 150 тыс. куб. м воды.

Памятный знак, установленный в 1898 г. на месте Левашовской водонапорной башни с именами устроителей первого водопрово­да на мемориальной доске.

Автор статьи: Артем ГУААРЯН.

Читайте также:

МАРКО ПОЛО ПУТЕШЕСТВОВАЛ ПО КИТАЮ, СИДЯ В ГЕНУЭЗСКОЙ ТЮРЬМЕ
Тайна имен Френсиса Бэкона
Жизнь Пифагора.
Трамвай, которому не повезло (Трамвай РВЗ-7).


Комментирование закрыто.

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.