Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

ИЗОБРЕТЕНИЯ, ИННОВАЦИИ, ВНЕДРЕНИЕ — КЛУБОК ПРОТИВОРЕЧИЙ ИЛИ ВЗАИМОСВЯЗАННАЯ СИСТЕМА?

Опубликовал Сергей 16 января 2011 в рубрике Изобретения.

В последние годы вновь стал подниматься интерес к изобретательской деятельности. Это связано с приходом общества в состояние первичного насыщения: после удовлетворения лютого голода, когда все заработанные деньги пускались на прожор, наступили расслабленность и эйфория сытости, когда возникает желание подумать в сытой полудреме о чем-то высоком, умном и общественно полезном. В такой ситуации инновации, изобретения и изобретатели стали модной для обсуждения темой, а при обсуждении стала всплывать основная их проблема — «внедрение». Для того чтобы разобраться с проблемой, необходимо для начала разобраться с определениями, то есть что подразумевается при произнесении этих слов.

Инновация — введение в существующий производственный процесс постепенных изменений, приводящих к общему улучшению показателей качества, цены и эффективности продукции.

Изобретение — мысленное построение, оформленное на бумаге, в котором заявлено о решении конкретной прикладной задачи новым способом, не зарегистрированным до этого как «изобретение». На изобретение, должным образом оформленное, выдается патент.

Изобретатель — человек, считающий, что он сделал изобретение.

С определениями обсуждаемых тем особых проблем не возникло, но определить смысл слова «внедрение», которое объявляют как основную проблему для всего вышеперечисленного, оказывается весьма не просто. Что же понимают люди, произнося это слово?

Так каждый изобретатель жалуется, что денег на «внедрение» нет, все дорого, никто не хочет помогать, и в такой ситуации его «гениальное изобретение» не может пробить дорогу к людям и осчастливить тем самым человечество. Предприниматели жалуются, что новые методы работы в существующих коллективах «внедрить» не удается, — все продолжают работать по старинке, затраты растут, эффективность падает, в результате бизнес на гране банкротства.

Смысл слова «внедрение» никто не определяет, но зато очень отчетливо определяется повсеместное противодействие самому внедрению.

Активно обсуждались проблемы внедрения инноваций и изобретений в реальную жизнь, а также проблемы самих изобретателей. Во всех этих публикациях прослеживается общая неопределенность самого термина «внедрение», что приводит к размыванию смысла публикуемых статей. Похоже, что в проблемах с внедрением основной является отсутствие понимания самого слова «внедрение». Так попробуем в этом слове и вкладываемом в него смысле разобраться.

Для начала разберемся в целях, которые преследуют при внедрении чего-либо предприниматели и изобретатели.

Предприниматель занимается извлечением прибыли для себя из процесса удовлетворения потребностей других людей. При внедрении инноваций в этот процесс предприниматель стремится увеличить свою прибыль от этого процесса.

Изобретатель стремится воплотить свое изобретение в материале, а затем предоставить обществу возможность с его помощью улучшить экономические показатели какого- либо существующего процесса. Сам изобретатель при внедрении стремится компенсировать свои затраты и получить прибыль от продукта своего умственного труда.

Таким образом, предприниматель и изобретатель преследуют одну и ту же цель: личное обогащение. Только один пытается применить чужую идею на своем предприятии, а другой пытается продать свою идею другим пользователям.

Из сделанных логических построений можно сделать вывод, что изобретатели и предприниматели преследуют общий корыстный интерес, а потому всегда могут при желании договориться друг с другом. Ну а проблема с приживаемостью внедряемых идей лежит уже в другой плоскости, а именно: потребности конечных потребителей в предлагаемом новом продукте и степени экономической выгодности отказа от старого аналога в пользу нового образца.

Таким образом, слабая внедряемость определяется низкой экономической заинтересованностью конечного потребителя в предлагаемых нововведениях. То есть экономической выгоды потребителю не предлагают вовсе или выгода столь мала, что не покрывает дополнительных физических или психологических усилий потребителя при переходе на новый продукт. В более краткой форме этот принцип формулируется так: «Любое внедрение тормозится, если выгодополучатель находится только на одном конце потребительской цепочки». Если от внедрения ощутимую выгоду получают все участники процесса, то такое нововведение приживается легко, быстро и органично.

В качестве примера удачного внедрения инновации рассмотрим установку пластиковых окон в частной квартире. В стране старые деревянные окна отжили свой срок и повсеместно требовали замены на новые. При выборе между новыми деревянными и новыми пластиковыми окнами выиграли пластиковые, так как при одинаковом уровне теплозащиты и качества они оказались дешевле, и их не надо было красить и мыть изнутри.

В свете полученных выводов интересно разобрать примеры, приведенные в статье «Инновации как тормоз технического прогресса».

Первый пример: внедрение обтекателей над кабинами грузовых автомобилей, которые способствуют экономии нескольких литров топлива с каждого бака. Первоначальное противодействие внедрению весьма полезного обтекателя было вызвано тем, что на долю самого шофера ничего не перепадало, вся же экономия доставалась государству за счет снижения норм расхода топлива. Обтекатели начали ставить даже по собственной инициативе только тогда, когда вся экономия стала доставаться самому шоферу. Казалось бы, что это несправедливо! Ведь и государству должно что- то достаться, и автотранспортному предприятию, и разработчикам обтекателя.

Справедливость есть во всем, что работает, — главное правильно все оценить. В данном случае вся экономия на расходе топлива действительно достается шоферу, но при этом остальные участники тоже не остаются внакладе. Автотранспортное предприятие получает довольного жизнью водителя (что очень важно), заинтересованного проехать как можно больше километров на минимальном количестве топлива, ведь экономия идет в его карман. Меньший расход топлива снижает нагрузку на двигатель и трансмиссию автомобиля, что повышает их ресурс и способствует более высокой финансовой отдаче с каждой единицы автотранспорта для предприятия. Повышение прибыльности предприятия ведет к увеличению налоговых поступлений государству, что улучшает содержание социальной сферы (пенсии) и бюджетных отраслей (армия, милиция, образование, наука, медицина и т.д.). Снижается расход топлива по стране в целом, что позволяет экспортировать его в больших объемах без ущерба для страны. Таким образом, получается, что оставлять мелкую экономию шоферу прибыльно для всех, а отнимать мелкую экономию у шофера убыточно для всех.

Второй пример: внедрение высокоэффективных оснасток и методик производства на существующих сложившихся крупных предприятиях машиностроения. Здесь ситуация саботажа внедрения эффективной оснастки, ведущей к изменениям норм выработки и оплаты.

Здесь проблема чуть сложнее, чем в предыдущем примере. Увеличение нормы выработки при стабильном плане производства самого завода означает, что одни рабочие будут больше работать за те же деньги, а другие окажутся вовсе лишними и попадут под сокращение. А если предприятие градообразующее, что часто бывает в малых промышленных городках, то другой работы в городе не существует.

Таким образом, бездумное внедрение интенсивных технологий на градообразующих предприятиях ведет к крупным социальным конфликтам в городе в целом. Выходом в такой ситуации может служить повышение норм выработки при одновременном повышении зарплаты, а высвободившиеся производственные мощности и кадры должны быть задействованы в новом производстве на существующих площадях. Таким образом могут быть достигнуты как повышение прибыльности предприятия, так и доходов рабочих и населения города в целом. Если вспомнить, что рост благосостояния всех слоев граждан и является основной целью государства и прогресса в целом, то такой вариант будет единственно верным.

Общий вывод из сказанного: «Если хочешь добиться успешного внедрения своего изобретения или инновации, то сначала задумайся, а какие выгоды от внедрения получат все прочие участники процесса, и если эти выгоды будут весьма существенными, то за успех внедрения можно не беспокоиться».

Интересно рассмотреть в этом контексте деятельность изобретателя-одиночки. Как правило, такой изобретатель где-то работает и получает зарплату за вполне рутинные действия, а изобретательство для него лекарство от скуки, то есть хобби. Длительное время, наблюдая за каким-либо процессом, он находит способ его улучшить, а затем оформляет это в виде изобретения и получает на него патент. С момента получения патента начинаются мытарства нашего изобретателя. Он считает, что получение патента является доказательством целесообразности его применения. Но это не так!!! Патент является лишь формальным подтверждением, что в такой формулировке с таким применением никто заявок на изобретение не подавал.

Добиться успешного внедрения изобретения возможно, только предоставив реальную выгоду многочисленным заинтересованным лицам на всех этапах его применения. Для мелких изобретений это почти нереальная задача. При массовом производстве товаров народного потребления все операции и особенности производства диктуются максимизацией прибыли от минимизации издержек, а мелкие несовершенства дешевой серийной вещи мало кого интересуют, а потому их модернизацией никто всерьез не занимается. Если же изобретение призвано улучшить свойство какого-либо узла дорогого серийного устройства (автомобиля, например), то здесь изобретатель вступит в противодействие с унификацией узлов по широкому модельному ряду. Производитель знает, что каждый узел, возможно, совершенствовать до бесконечности, но гораздо выгодней массово производить менее совершенный универсальный узел, подходящий ко многим моделям, чем мучиться сбытом мелких серий разнотипных устройств.

В эпоху массового потребления цена стала доминировать над качеством, а качество резко возрастает у массовых производителей. Таким образом, наиболее качественным и дешевым станет самый распространенный товар, в котором уже нельзя ничего менять из-за его универсальности, а не совершенства.

Поле для мелкого изобретательства остается в областях, пограничных к существующему порядку вещей, где еще нет массовых производств, а все изделия единичные и экспериментальные. В этом случае удачное изобретение может позволить наладить массовое производство нового изделия, аналогов которого не существовало до сих пор, что даст возможность удовлетворить некоторую массовую потребность людей, до этого момента не удовлетворенную или удовлетворение которой решалось кустарными средствами иного назначения.

Более сложную судьбу имеют крупные изобретения, для единичного изготовления и применения которых требуются длительные крупные финансовые и материальные затраты. Но и в этом случае действуют похожие закономерности. Так для успешной реализации такого изобретения необходимо, чтобы решаемая им задача не могла быть решена никакими существующими средствами ни за какие деньги. Для изобретателя осталось только два проблемных вопроса: найти проблему, не имеющую адекватного технического решения, и решить эту проблему новым эффективным устройством, стоимость которого не превысит стоимости самой проблемы. А это уже область фундаментальных проблем, которые, как правило, в одиночку решить крайне сложно или невозможно вовсе.

В области фундаментальных разработок очень трудно использовать слова «изобретение» и «изобрести». Как правило, качественно новые устройства достаточно сложны и включают в себя множество простых, давно известных устройств и деталей, которые патентовать бессмысленно, или же они давно запатентованы в ином приложении, или уже серийно производятся. Патент на некое обобщенное сложное устройство можно взять из рекламно-политических соображений, но реальной коммерческой стоимости оно иметь не будет. Такой патент легко обойти по формальным признакам, так как он является всего лишь неконкретной идеей, которой до вещественного воплощения не хватает нескольких лет разработок и многих десятков тысяч долларов прямых затрат.

Если же кому-то посчастливится в одиночку изобрести нечто такое фундаментальное, то автор, скорее всего, вовсе не изобретатель, а Инженер с большой буквы, сумевший вырваться в своей специальности из пределов общеизвестного в область непознанного. Перед таким Инженером стоит снять шляпу и пожелать ему удачи.

В современном мире значительная часть патентов берется на мелкие дешевые изделия, не отличающиеся принципиальной новизной, а их авторы могут быть отнесены к разряду сумасшедших изобретателей, которые увидели необычное применение обычным вещам в смежных областях использования.

Такие изобретения, как правило, не подлежат прямому внедрению, так как выгоду будут извлекать только непосредственные пользователи, но само изобретение может прижиться и самовнедриться в обыденное массовое применение. Так самогонный аппарат из обычной кастрюли и обычного большого полиэтиленового пакета вместо змеевика может сделать каждый, кто понимает физику процесса дистилляции. Производить и продавать такие вещи бесполезно, так как их уже продают по отдельности в каждом хозяйственном магазине.

Вторая категория патентов защищает коммерческие интересы реальных производителей конкретных изделий. При этом патент берется таким образом, чтобы заблокировать возможность несанкционированного выпуска аналогичного товара конкурентами. Таким защищаемым товаром может быть как новый реактивный двигатель самолета, так и дешевый детский подгузник. Кстати, детские впитывающие подгузники в настоящий момент являются одним из самых патентозащищенных товаров в мире. Так две мощные корпорации, владеющие марками «Памперс» и «Хаггис», соответственно, могут в одночасье закрыть лицензионное производство подгузников всех других марок, но не делают это только из корыстных соображений. Для них, как для крупных компаний, выход на мелкие региональные рынки является менее выгодным мероприятием, чем продажа лицензии на производство своего товара мелкому местному производителю.

Фундаментальные изобретения не относятся ни к одной из двух категорий. По срокам реализации они могут выйти за пределы 20 лет патентной защиты, став потом общественным достоянием. Так сейчас никто не пытается патентовать обычное колесо, так как оно является общепризнанной частью жизни, находящейся в употреблении уже тысячи лет, патентуются только отдельные улучшения определенных деталей конкретного исполнения колеса.

В завершении осталось только дать определение слова «внедрение», а с его применением мы уже определились.

Внедрение — совокупность мероприятий, направленных на разработку, изготовление, широкое распространение и применение чего - либо в повседневной жизни определенных слоев общества, при этом данная совокупность мероприятий должна отвечать требованию предоставления явной экономической выгоды всем заинтересованным участникам потребительской цепочки, от изобретателя до конечного пользователя.

Исходя из этого определения, легко понять ситуацию с изобретательством и внедрением в СССР последних десятилетий его существования. Бум зарегистрированных изобретений и рационализаторских предложений приходится на тот период, когда за изобретения начали платить премии. Экономию от внедрения целиком забирало себе государство, а людям на местах оставалась та же неизменная зарплата без каких-либо дополнительных стимулов. Вся полученная экономия топилась в бездонной прорве ВПК, который клепал огромное количество военного железа, бесплатно раздаваемого на половине земного шара. В такой ситуации внедрение разработок буксовало на всех этапах, так как никакие технологические улучшения в период застоя не давали роста благосостояния населения, а потому всячески тормозились, замалчивались и саботировались на всех уровнях исполнительной иерархии.

Читайте также:

МЕХАНИЧЕСКИЙ СТРОИТЕЛЬ.
Говорящие камни и водяной щит.
Инновация как тормоз технического прогресса
Реактор холодного ядерного синтеза.

Похожие записи:

  1. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ВНЕДРЕНИЕ – ИЗОБРЕТЕНИИ.
  2. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ВНЕДРЕНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЙ

Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.