Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

ТВОРЕЦ ВЕКА.

Опубликовал Сергей 31 декабря 2010 в рубрике Мир увлечений.

Писатель-фантаст, инженер- полковник, изобретатель и палеоуфолог, шахматный композитор и «просто» поэт Алек­сандр Петрович Казанцев прожил долгую, непростую, но — счастли­вую жизнь. С любимым делом, лю­бимыми и любящими женщинами, любящими детьми... С врагами, ко­торые, глядя на Казанцева, остро ощущали, что делают что-то не то и не так...

Он и сам кажется вышедшим из романа. Может быть — из своего. А может, кто-то такой ещё напишет?

...Банальный для Гражданской войны эпизод: брошенный белым командованием запасной полк колчаковцев перешёл на сторону крас­ных. Но в результате Петр Григорь­евич Казанцев, отец будущего писа­теля, наследник и совладелец миллионной купеческой империи, мобилизованный в белую армию, вернулся уже из Красной, заслу­женным фронтовиком и инвали­дом... А сам Александр Петрович в анкетах честно писал: «из служа­щих» (отец — директор протезной мастерской, мать — учительница). Вероятность получения А.П. Казан­цевым высшего образования в 20-х гг. с подлинными анкетными данными можно оценить как очень небольшую...

Случайностей в жизни каждого из нас много. Но, чтобы они стали счастливыми, их нужно суметь ис­пользовать А вот это уже зависит от самого человека, от его воспита­ния, воли, природных способно­стей... — от всего, из чего складыва­ется понятие «личность».

С детства и до последних дней Александру Казанцеву помогало одно качество, может быть больше других делающее человека челове­ком, но, к сожалению, всё более редкое — он любил и умел учиться новому.

И когда руководитель конструк­торского коллектива, инженер-пол­ковник, в конце концов, стал писа­телем, именно это качество обусло­вило уникальность в наши дни его творчества.

В самом деле, литературоведы и историки науки скрупулёзно под­считывают, сколько чего реализо­вано из фантастических идей Ж. Верна или Г. Уэллса. С сегод­няшними фантастами такую задачу вряд ли можно даже поставить. И потому, что многие из них просто не утруждают себя каким-либо нау­кообразием описанных ситуаций. Но и потому, что при вдумчивом и добротном отношении ныне ОДНА фантастическая идея способна дать сюжетную основу для многотомно­го романа — так усложнилась сов­ременная наука!

А вот романы Казанцева именно научно-фантастическими идеями переполнены! Причём даже выска­занные мимоходом, они и фантастическими-то не выглядят — впол­не реальны, реализуемы...

Они настолько реальны, что каж­дая страница зовёт Зовёт принять участие в создании этого прекрас­ного, ещё не существующего, но вполне реального мира. А это ведь непросто — рассказать о ещё не су­ществующих новинках науки и тех­ники так, чтобы этот рассказ не смотрелся чужеродно в художест­венной книге — и чтобы читатель всё понял. Смею заверить, иной раз сложнее, чем эти самые новинки создавать!

Это тем более важно, что, углуб­ляясь в самые разные области науч­но-технического знания и сопоста­вляя вновь узнанное со знакомыми с детства книгами, начинаешь по­нимать — ведь не он сам всё это изобрёл...

Первый роман Казанцева-фанта­ста «Пылающий остров» вырос из изобретения Казанцева-инженера — электромагнитной пушки. Ни­кому неизвестный инженер с уральского металлургического ком­бината сумел попасть к Орджони­кидзе и Тухачевскому, которые поддержали конструктора, предос­тавив ему отдел в КБ артиллерий­ского завода в Подлипках — того самого, который в 1946-м стал го­ловным предприятием ракетно-космической отрасли. Пушку-то сдела­ли, а вот проблема источника пита­ния осталась нерешённой (и тогда, и на последующие полвека). Но, по рекомендации академика А.Ф. Иоффе, обогнавшая время кон­струкция стала «героиней» сперва фантастического киносценария, а потом и романа, мгновенно переве­дённого на европейские языки...

Конечно, называть А.П. Казанце­ва «изобретателем электрической пушки» неправильно. Ни одно па­тентное ведомство ни при каких ус­ловиях не выдало бы ему никакого охранного документа — таковые получили норвежец Кристиан Беркеленд в 1901 — 1903 гг. и француз Андрэ Луи-Октав Фошон Виепле в 1920-м, зафиксировав результаты его же работ 1916—1918 гг. (они создали электромагнитные пушки РАЗНЫХ типов, норвежская более проста, французская считается более перспективной). А если вспомнить, что первые сообщения об испытаниях электромагнитных орудий восходят к 1845 г., а в 1915 г. подобный проект инженеров По­дольского и Ямпольского рассмат­ривал Артиллерийский комитет им­ператорской России...

Однако же — кто, даже из специ­алистов, вспомнит Беркеленда и Виепле? Откуда уральский инже­нер мог знать об отвергнутых изо­бретениях, «утонувших в архивах» ? А вот об электрических пушках, расстрелявших остров Аренида, узнали миллионы читателей.

Правда, возникает ещё один очень интересный вопрос... А.П. Казанцев утверждает, что с его изобретением ознакомились Буха­рин, Орджоникидзе и Тухачевский. Но если первый в любом случае не компетентен в обсуждаемом вопро­се, то уже Серго, долгие годы руко­водивший тяжёлой — прежде все­го, военной — промышленностью, о соответствующих экспериментах мог уже знать. А вот заместитель Наркома обороны по вооружению М.Н. Тухачевский об этом знать был ОБЯЗАН! Почему же все они поддержали никому неизвестного изобретателя?

Герой «Пылающего острова» со­вершает кругосветный стратосфер­ный полёт на паролёте. В послево­енных вариантах это не вызывает большого удивления: паровая тур­бина — вполне нормальный способ использования на самолёте атом­ной энергии. Наличие атомного ре­актора объясняет и экзотическую аэродинамическую схему «тандем» (крылья примерно одинакового размаха в носовой и хвостовой час­тях) — она позволяет разнести ис­точник радиации и экипаж на раз­ные концы длинного фюзеляжа. Но... в первом — довоенном — изда­нии атомного реактора не было. А вот паролёт-тандем был! Осовре­менивая текст при переиздании, Александр Петрович, сам того не желая, скрыл уникальный памят­ник истории авиации.

Дело в том, что в 1930-х и паровой авиационный двигатель, и крайне редкая аэродинамическая схема широко обсуждались как среди авиационных специалистов, так и среди любителей. Проще всего со схемой — считалось, что она более устойчива (что практикой не под­твердилось). Но паровая турбина?!

Напомню, речь идёт о 1930-х го­дах, об их середине. Уже понятно, что самолёт как транспортная маши­на тем эффективнее, чем выше он летит. Но с ростом высоты полёта уменьшается плотность воздуха, а с ней — мощность двигателей внут­реннего сгорания. Что же делать? Самолёты только-только перешагну­ли рубеж скорости 300 км/ч. Мысль о том, что можно разогнаться втрое быстрее, ещё просто пугает учёных и конструкторов.

К тому же уже яс­но, что с винтом особенно не разго­нишься, ракетные двигатели — и это тоже уже известно — неэффектив­ны на таких малых скоростях...

А вот мощность паровой турбины от плотности воздуха не зависит. И до конца 30-х гг. XX в. именно па­ровой двигатель рассматривался как перспективный для стратопла­нов. В 1933 г. в США успешно летал самолёт с паровой машиной мощно­стью 150 л.с. Активно велись соот­ветствующие исследования и в на­шей стране.

В 1936-1938 гг. в СКБ Москов­ского авиационного института бу­дущий выдающийся создатель зе­нитных ракет П.Д. Грушин пытался поставить на У-2 паровую силовую установку со 180-сильной поршне­вой (!) машиной А.В. Квасникова и И.П. Емелина. Паровые котлы с не­вероятными по тем временам удельными параметрами для этого и других подобных 'агрегатов проек­тировались профессором Л.К. Рам- зиным.

В течение 1932- 1937 гг. в Харь­кове под руководством В.Т. Цветкова была создана паротурбинная си­ловая установка ПТ-1, предназна­ченная для установки на АНТ-42 (он же ТБ-7, будущий Пе-8) мощностью 2000 л.с. В 1938-1939 гг. аналогич­ные работы велись на ленинград­ском Кировском заводе... Турбины получались, котлы — тоже. Не по­лучились конденсаторы.

Очевидно, что самолётная паро­вая СУ должна работать по замкну­тому циклу, не выбрасывая теплоно­ситель в атмосферу. Но в таком слу­чае пар из турбины поступает в конденсатор, где охлаждается (набе­гающим воздухом), превращаясь в жидкость, которая возвращается в котёл. Вот конденсатор-то тогда не удалось «утоптать» в приемлемые для авиастроителей габариты. К сло­ву, эта проблема не решена и по сей день: в атомных двигателях замкну­той схемы тепло­носитель, нагревающий воздух пе­ред турбиной, не меняет своего агре­гатного состояния, что позволяет использовать уже достаточно отработанные жидкостно-газовые тепло­обменники...

Всё стало ясно в 1937-м, когда ав­торитетная комиссия, в которой участвовали, в частности, В.М. Петляков, С.А. Лавочкин и тот же Л.К. Рамзин, пришла к выводу, что паровая турбина на самолёте пер­спектив, всё же, не имеет (но, естес­твенно, широкие круги любителей авиации об этом выводе не оповес­тили...). Зато разработчики, «набив руку» на предельных по характери­стикам паровых турбинах, легко взялись за турбины газовые. В их числе был и будущий генеральный конструктор турбореактивных дви­гателей A.M. Люлька.

Вокруг изобретения автора по­строен и роман «Арктический мост» (в журнальных публикаци­ях — «Мост дружбы»). Идеи меж­континентальных трансокеанских мостов появились в конце XIX в., однако перед их проектировщика­ми сразу встала задача — уберечь и готовое сооружение, и саму строй­ку, от непогоды. Решение здесь на­шёл именно А.П. Казанцев (правда, говорят, его опередил британский парламентарий Э. Рид, в начале XX в. предложивший построить та­кую переправу через Ла-Манш) — сделать мост плавучим, но подвод­ным! Нет наименее любимых проч­нистами знакопеременных нагру­зок от волн и ветра, не достанут льды и самые глубоко сидящие суда... Правда, остаются ещё под­водные течения и сам движущийся по подводному мосту транспорт. Впрочем, последний не так стра­шен, ведь плавучий мост каждым своим погонным метром опирается на воду!

Правда, методику строительства Александр Петрович позаимствовал у тоннельщиков, что не может быть признано оптимальным. Кстати, трудности выбранной технологии блестяще показаны и в романе — но, в самом деле, Казанцев кто: писатель или проектный институт?

Никто пока не выяснял, читали ли главы «Моста дружбы» советские (да и не только) военные строители, но сокрытие рельсовых путей под водой от глаз (и бомб) противника нашло применение уже в Великой Отечественной войне (а публика­ция романа началась в журнале «Вокруг света» в 1941 г. и прерва­лась войной...).

Вторая попытка напечатать ро­ман была предпринята в 1943 г. «Техникой — молодёжи». И тоже была прервана, но по причинам внешнеполитическим — затягива­лось открытие 2-го фронта, и роман о советско-американской дружбе решили попридержать...

В сегодняшнем Мировом океане плавучих подводных мостов-тонне­лей пока нет. Но эта концепция транспортного мегасооружения не пропала: уже в новом, XXI, веке к ней обратились как минимум две группы проектировщиков объектов очень разных масштабов.

Как-то исследователь погранич­ных областей научного знания В.А. Чернобров задался целью вы­яснить, какое из литературных про­изведений оказало наибольшее влияние на судьбы людей.

Главные книги мировых рели­гий? Но ведь это весьма объём­ные фолианты, которые, к то­му же, целиком читала лишь очень небольшая часть ве­рующих... Труды класси­ков марксизма? Из их ог­ромного наследия трудно выделить ОДНО произве­дение. Сочинения выдаю­щихся учёных? Опять-таки, это совокупности, системы работ...

Чернобров пришёл к выводу, что наибольшую эффективность по ча­сти влияния на людей имеет не­большой рассказ А.П. Казанцева «Взрыв», опубликованный в 1946 г. в журнале «Вокруг света».

В нём Александр Петрович впер­вые в мире предложил объяснение реального, хорошо известного, но не объяснённого, феномена — Тун­гусского взрыва 1908 г. — действи­ем внеземных разумных сил. На­помню, что сам термин «UFOlogy» появился только через год!

Не то, чтобы о тунгусской катаст­рофе забыли — и сам по себе взрыв не остался незамеченным, и экспе­диции Кулика на поиски гигантско­го метеорита были достаточно из­вестны не только специалистам. Но после «Взрыва» научная загадка вызвала к себе массовый общест­венный интерес. И, в конце концов, на помощь астрономам и немного­численным искателям метеоритов пришли сначала «космическое» ОКБ-1 (летом 1960 г. группа моло­дых инженеров-ракетчиков, в со­ставе которой, в частности, был бу­дущий космонавт Г.М. Гречко, на личном вертолёте Королёва обсле­довала сотни квадратных километ­ров тайги в районе взрыва; при по­мощи армейского дозиметра они искали следы ядерного топлива ко­рабля пришельцев, возможными обломками которого интересовался и сам главный конструктор; облом­ков не нашли, но значение прове­дённой тогда радиационной съёмки стало понятно лишь через несколь­ко десятилетий), а затем и сотни, тысячи энтузиастов со всей страны.

В 60-х —80-х гг. «Комплексные самодеятельные экспедиции» к Тун­гусскому эпицентру были постоян­ными. И в 90-х, и сейчас, несмотря на экономические трудности, люди продолжают в свой отпуск, на собст­венные средства, ехать в глухую тай­гу, и делать то, чем должна бы зани­маться финансируемая государст­вом Академия наук...

Роман «Купол надежды», собст­венно, прямо посвящён реальному прототипу главного героя, инициа- тору работ по искусственной пище, академику А.Н. Несмеянову. Бакте­риальный синтез пищевого белка из нефти — давно уже реальность, хотя на пути широкого применения этих продуктов питания встали по­литико-экономические и социаль­ные препятствия, включая некото­рые особенности русского нацио­нального характера... Однако, как обычно, одной идеей на роман Ка­занцев не ограничился!

После диверсии, обрушившей часть купола антарктического горо­да, спасатели из Советского Союза прибывают на суборбитальном ра­кетном корабле вертикального взлёта и посадки.

Детали конструк­ции и этапы полёта непривычны на­шим современникам, и, однако же, здесь писатель-фантаст твёрдо сто­ит на почве реальности. Чтобы убе­диться в этом, достаточно раскрыть изданную в нашей стране в 1975 г. книгу Филипа Боно и Кеннета Гэт- лэнда «Перспективы освоения кос­моса» Конструктор американской фир­мы «Дуглас» (вошла в концерн «Бо­инг») Ф. Боно с начала 1960-х гг. проповедовал возможность, целе­сообразность, наконец — необхо­димость создания таких ракетных кораблей. Причём Боно доказывал, что не только в космосе, но и как земное средство транспорта такие аппараты будут эффективны, впол­не сравнимы со сверхзвуковыми пассажирскими самолётами, а то и превзойдут их. Как раз в упомяну­той книжке приведены соответст­вующие сравнения...

Проекты энтузиаста из «Дугласа» не пошли дальше макетов: заложен­ные в них характеристики двигате­лей (скорость истечения 4,8 км/с) и самих кораблей (конструктивная характеристика криогенного мно­горазового ракетного блока около 14) пока не реальны (соответствую­щие достигнутые величины — 4,2 км/с и менее 11). Однако в нача­ле 1990-х лётные испытания прохо­дил дугласовский DC-X — прототип одноступенчатого воздушно-косми- ческого корабля «Дельта Клиппер».

Отрабатывались вертикальный взлёт и посадка, а заодно — глубо­кое дросселирование тяги водород­ных ЖРД. Аппарат показал неза­урядную живучесть — в одном из полётов он успешно сел после взры­ва, частично разворотившего двига­тельный отсек. Работы прекрати­лись по причинам, далёким от тех­нических.

Чтобы десятилетие спустя возоб­новиться в Японии. В 1999 — 2001 гг. там провели несколько лётных испы­таний аппарата RSR, отрабатывались взлёт, висение и посадка... Сегодня в планах ведущих космических орга­низаций мира нет одноступенчатых ракетных кораблей вертикального взлёта и посадки, однако с началом индустриализации космоса (что то­же уже НЕ фантастика) ситуация мо­жет измениться.

...А ещё Казанцев поддерживал и пропагандировал методики лече­ния, разработанные В.И. Дикулем и Г.А. Илизаровым, в романе «Силь­нее времени» «построил» звездолёт на энергии вакуума в соответствии с гипотезой М.М. Протодьяконова и И.Л. Герловина, споря со своими же прежними произведениями обыграл в «Тайне нуля» релятиви­стскую теорию гравитации акаде­мика А.А. Логунова, альтернатив­ную эйнштейновской СТО...

Нет, не все идеи в романах фанта­ста Казанцева — его собственные. Но это ведь ещё сложнее — в до­вольно мутном потоке информации выловить «золотую рыбку» пер­спективного новшества, оценить ценность чужой задумки, понять о ней то, чего порой не видит и сам изобретатель — и донести это пони­мание до миллионов читателей. Да так, чтобы у них возникло желание немедленно реализовать идею, про­читанную в фантастическом романе.

Александру Петровичу Казанце­ву это удавалось. И не раз, не два, а всегда. Конечно, в памяти людей он прежде всего останется писате­лем. Но ещё — организатором, про­пагандистом, агитатором научно- технической революции. Не свиде­телем, и даже не певцом своего века, а его творцом!

Автор статьи: Сергей Александров.

Читайте также:

ПАРОВАЯ ПУШКА АРХИМЕДА.
Салон авто: душегубка или оазис?..
АРХИМЕД БЫЛ БЫ ДОВОЛЕН «АРХИМЕДОМ»
Аэроплан за полтора месяца


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.