Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

РОДНИК.

Опубликовал Сергей 31 декабря 2010 в рубрике Современная сказка.

Иван Андреевич потянулся. Только что ему снился при­ятный сон, содержание которого он уже не помнил. Одна­ко хорошее настроение осталось. Солнечный зайчик мед­ленно прополз по зеленым выгоревшим обоям вниз и вскоре пропал.

— Пора вставать, — решил Иван Андреевич

Он вышел на веранду. Из приоткрытой двери кухни до­носились ароматные запахи готовящегося дачного завт­рака. Пахло яичницей, сардельками и укропом.

—Тоня, я за водой схожу, — крикнул жене Иван Андреевич.

— Только возвращайся быстрее, завтрак почти го­тов, — ответила жена.

Иван Андреевич взял ведро и вышел в сад. Воздух благо­ухал весенними ароматами. Можно было не спешить. Иван Андреевич шел по извилистой тропинке из желтого песка. Путь этот был известен ему до мельчайших подробностей, хотя за шестьдесят лет многое изменилось вокруг. Тропин­ка и окружающий пейзаж казались ему такими же, какими они были, когда он, десятилетний мальчишка, в первый раз с замирающим сердцем спускался к роднику. Ручей, как обычно, загадочно шумел на дне глубокого оврага, порос­шего густой сочно-зеленой растительностью.

Иван Андреевич подошел к бочагу, наполненному про­зрачной водой. Солнечные блики, пробивавшиеся сквозь полог деревьев, освещали песчаное дно водоема. На дне, в нескольких местах, вздымались мелкие песчаные водово­роты. Родник давал начало ручью, который таинственно журчал, скрытый от глаз в высокой траве.

Иван Андреевич опустил ведро в ледяную воду. Ему по­казалось, что вода приобрела зловещий красноватый отте­нок. Он отпрянул, успев выдернуть из воды ведро, и с опа­ской заглянул внутрь. Вода в ведерке была чистой. Но со дна бочага поднимались, клубясь, красные водяные дым­ки, будто под землей кто-то был ранен Сердце Ивана Анд­реевича сжалось и заныло. Он попытался облокотиться на ствол ольхи, но рука его провалилась в пустоту. Иван Анд­реевич поскользнулся и упал на влажную землю, но тут же легко поднялся и осмотрелся вокруг себя. Что-то измени­лось в овраге. Высокой ольхи рядом не было.

«Странно», — подумал он и заглянул в бочаг. Родник стал уже багровым. И тут он вспомнил тот день...

Иван Андреевич знал, что отца нет, но в то же время отец с мамой были сейчас на даче. Они собирали вещи. Отцу нужно было сегодня ехать в Москву, а оттуда, завт­ра, лететь в командировку на Урал.

«Только не сейчас!» — тревожно забилось сердце.

Иван Андреевич побежал на дачу. Он понял, почему ему легко бежать. Он снова был мальчишкой.

Ваня, опрокинув ведро, мчался наверх. Он бежал, зады­хаясь и не видя ничего вокруг себя.

— Мама! Вода в роднике красная, как кровь! — крик­нул он, вбегая на веранду.

— Что ты, Ваня, сочиняешь, какая кровь? — спросила мать.

Мальчик замер. Та, будущая жизнь, возникла у него перед глаза­ми: родник с красновато-бурой водой, ольха и его больное сердце...

Откуда-то мальчик знал, что его отцу сегодня нельзя уезжать, а завтра — лететь на самолете.

— Папа, ты должен остаться, — твердо произнес он. — В роднике вода стала красной.

Отец удивился:

— Что ты, Ваня! При чем тут родник?

— Он предупреждает меня, папа. Кажется, я сегодня видел странный сон, — сказал мальчик, не справляясь с выпрыгивающим из груди сердцем.

— Не выдумывай, сынок. Просто в нашей воде много железа, — сказал отец.

— Вода только сегодня стала красной! — закричал Ваня.

— Успокойся, глупенький, — попыталась его утешить мама.

Но сердце мальчика забилось еще сильнее, будто по­павшая в силки, но пытающаяся взлететь птица. Он побе­лел и упал. Мать и отец бросились к нему...

— Врачи ведь предупреждали, что у Вани сердце не в порядке. Ему нельзя так волноваться. А он еще с ведром на родник бегал... — сокрушенно бормотал отец.

Мать помчалась в сторожку, где был единственный на всю округу телефон, чтобы вызвать «скорую помощь».

Отец не уехал в тот день с дачи и не улетел никуда. Он знал, что на работе ему обязательно влетит, но не отходил от постели с больным сыном неделю. Уже потом, когда Ва­ня пошел на поправку, отцу сообщили, что тот самолет, на который был куплен ему билет, разбился...

Иван Андреевич тяжело поднялся с колен и облокотил­ся на шершавый ствол ольхи. Видения детства были таки­ми реальными, что казалось, будто он заново пережил тот день. Сердце защемило.

«Плохо», — подумал он и опять взглянул на родник.

Бочаг заметно обмелел. Вода была уже не странной — крас­но-бурой, а обычной — прозрачной. Только водовороты не вздымали больше песчинок со дна. На душе стало тяжело. Он медленно пошел к дому, даже не подняв опрокинутое ведро.

— Тоня, я не принес воды. Что-то сердце болит, — по­жаловался Иван Андреевич жене.

Она засуетилась вокруг мужа, усадила в кресло, накры­ла клетчатым пледом и дала горсть таблеток.

Иван Андреевич вспомнил про свою работу. После празд­ников надо будет идти к начальству и доказывать, что работа отдела нужна не самим сотрудникам, а для дела. Новый на­чальник объявил, что необходимо сократить две трети работ­ников. Иван Андреевич знал, что его коллега Мария Петров­на не проживет на скудную пенсию, ведь у нее тяжело болен единственный сын, а молодой специалист Игорь, мечтаю­щий довести до конца свой важный и интересный проект, пойдет в грузчики. А остальным куда деваться? И откуда он взялся, этот человек, который ни в грош не ставит не только науку, но и человеческую дупгу, а говорит — на диком блат­ном языке, растопыривая веером пальцы? Какая мерзость!

Ближе к обеду Ивана Андреевича вывел из раздумий мел­кий стук детских ботинок. На веранду вбежал его внук Толик.

— Деда, родник пересох. Вода ушла, представляешь? — крикнул он с порога. — Мы с ребятами так удивились! Я ведро наше старое принес. Оно там валялось.

— Так быстро? — удивился Иван Андреевич и загрустил.

Родник каждое лето встречал его. Ивану Андреевичу

казалось, что родник разговаривает с щш, когда он при­ходил за водой. Он делился с ним своими бедами и мечта­ми. Он думал, что родник вечен, а вот ведь, пересох!

— Слушай, Вань! Про ваш институт говорят. Помнишь, ты удивлялся, что твой новый начальник на иномарке ез­дит при такой низкой зарплате ? Так вот, он под следстви­ем теперь. Видишь, есть на земле правда!

— Откупится! А вот Мария Петровна... — он не догово­рил и задумался.

— Толя, сбегай на родник, посмотри, — попросил Иван Андреевич внука. — Не мог он совсем пересохнуть. Ведь дожди шли последнее время почти каждый день.

—Да что ты, дед, на том месте только влажный песок остался.

Нет, он снова забьет. Не должно так быть, чтобы это чудо принадлежало только мне, — тихо произнес Иван Андреевич.

— Ну ладно, сбегаю, посмотрю, — ответил внук.

Иван Андреевич смотрел в открытое окно и думал о

чем-то своем...

Толя вернулся и радостно возвестил:

— Дед, родник начал снова бить! Знаешь, как интерес­но! Он прямо у меня на глазах стал поднимать песок, а струйки воды, как змейки, побежали по дну. Сейчас бочаг снова полон, и ручей по-прежнему журчит. Это так здорово! Ты слышишь, дед?

Иван Андреевич не отвечал. Он сидел, закрыв глаза. Седая голова была повернута в сторону заходящего багрово-красного солнца. Черты лица заострились, а на гу­бах замерла теплая, ласковая улыбка.

Читайте также:

ОКАЧУНДРА.
Суметь УСЛЫШАТЬ.
ЛИЦОМ К ЛИЦУ
Болезнь Карела Новака.

Похожие записи:

  1. ОКАЧУНДРА.

Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.