Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

Герои белого братства

Опубликовал Сергей 16 октября 2011 в рубрике Современная сказка.

Герои белого братстваМечи взлетают, резко сталкиваются, нежно гладят друг друга, будто ласкают, и разлетаются, чтобы через мгновение встретиться вновь. Удар, подшаг с поворотом блокировка, уход. Звенят, звенят мечи в пронзительном осеннем воздухе. Стучат окованные медью сапоги по гулкому булыжнику двора. Эх. Хорошо! И пускай поединок дружеский, без кровопролитий и смертоубийств, но оттого еще слаще будет победа, певучее на душе, веселее на сердце.

—Ричард! Гарольд! — ворвался в пение мечей запыхавшийся голос менестреля. — Депеша пришла.. Магистр общий сбор объявил... В парадной зале... С выносом знамени и всеми церемониями...

Рыцари остановились — недовольные, разочарованные Недаром в Бело»! Братстве говорят: нет ничего хуже, чем прерванный бой.

—А почему рожок не трубил? — спросил Ричард

—Так ведь... — начал менестрель и осекся. — О! Вот и рожок!

—... и паша снятая обязанность оградить людей от зла! Paз и навсегда покончить... — хорошо поставленный, привычный к пламенным речам голос Магистра грохотал под сводами старинного замка.

—Раз и навсегда это здорово, — тихонько прошептал Ричард на ухо Гарольду. — Ведь только непонятно: мы убиваем убиваем этих драконов... Да ты сам в прошлый раз ходил.

Ходил, подтвердил Гарольд. — До сих пор, как вспомню, мурашки по коже.

—Но ты убил того поганца!

— Убил - кивнул Гарольд. — Вон его башка среди прочих на станке висит.

ВОТ я и говорю! — оживился Ричард невольно повышая голос. — Мы их рубим почем зря. И каждый раз думаем все! этот точно последний! Ан нет - ровно через пять лет новый появляется! И откуда только они берутся, твари кровожадные?!

Магистр, не прерывая речи, укоризненно взглянул на Ричарда и покачал головой: дескать, совесть имей, говори тише, остолоп! Как никак торжественный сбор перед подвигом, надо ж героев энтузиазмом зарядить!

Ричард смутился и покрепче стиснул рукоять меча, всем своим видом показывая, что он, как и все, готов к подвигу.

Дальше речь магистра звучала в торжественной тишине, прерываемой время от времени одобрительными выкриками бесстрашных рыцарей славного Белого Братства.

* * *

Герои белого братства

—         Что ж, Ричард, пришел и твой черед.

Гарольд помолчал. Ричарду вдруг покачалось, что друг хочет что-то сказать, но не решается или считает это не очень важным.

—         Гарольд, — начал он, но друг прервал его решительным жестом.

—         Ладно, Ричард, не трусь. Убьешь ты того дракона... Все убивают, и ты убьешь. Там дел-то — на пару взмахов меча.

Если это так легко почему горожане сами не могут? — удивился Ричард.

—         Ну, ты сравнил! — возмутился Гарольд. —То простолюдины, а мы — рыцари Белого Братства!

Ричард смутился — и впрямь глупость сморозил, дурак!

—         Пойдем к кастеляну, — позвал Гарольд. По традиции мы выходим на бой в белых одеждах.

—         А белый тебе к лицу. Как убьешь дракона, горожане праздник устроят и все красотки твоими будут, только выбирай, — игриво подмигнул друг Гарольд.

—         Мда, — неуверенно протянул Ричард, накидывая на плечи тончайшей работы шерстяной плащ легкий, белоснежный. Только дракона сперва убить надо. Может, посоветуешь что-нибудь, а?

—А что советовать — пряча глаза, пробормотал Гарольд. — С мечом ты едва ли не лучше всех в Братство управляешься, так что тебя учить — только портить, засмеялся он, и в его голоса Ричарду вдруг почудилась некая фальшь.

—         Без доспехов больно неуютно, — закинул он пробный шар.

—         Да какие доспехи! Ни к чему они, — отмахнулся Герольд. - Говорю же, там дел-то — на пару взмахов меча. Ты только..

—         Что?! — подался вперед Ричард.

Но Гарольд уже справился с собой и с веселой усмешкой взглянул на друга;

—         Но трусь, и вернешься героем!

Они вышли во двор. Там собрались все рыцари — члены Белого Братства. Ричард по очереди оглядел товарищей. Большинство из них уже убили своего дракона, вернулись с победой и отрубленной головой черной твари. Они уже стали героями живыми легендами, а ему еще только предстояло доказать, что он достоин находиться среди них.

Ричард почувствовал восторженное волнение — он докажет. Он совершит свой первый подвиг! Он убьет дракона и по-настоящему станет одним из них! Станет таким же, как они, героем!

Рыцари Братства стояли молча. Когда Ричард проходил мимо них, некоторые вскидывали головы и смотрели ему в глаза словно хотели предупредить. Или убедиться. В чем? Что в решающий момент он не струсит? Не опозорит великое Белое Братство?

«Я не струшу, клянусь!» - беззвучно шептал Ричард, твердо глядя в глаза рыцарям. А они почему-то в ответ отводили взгляды, отворачивались. И ни один из них настоящих героев, — тех, кто уже убил своего дракона, — не пожелал Ричарду удачи. Даже Гарольд стоял молча и смотрел так будто... прощался? Сожалел? Тосковал?

«Он ждет! — осенило Ричарда. — Они все смотрят на меня так, словно ждут чего то. Ждут и... »

Его размышления прервал восторженный звонкий голос. Совсем зеленый юнец только-только вступивший в Братство, с обожанием смотрел на Ричарда и проникновенно говорил:

— Удачи тебе, славный рыцарь! Спаси город убей эту злобную тварь и возвращайся героем!

Ричард не удержался от усмешки — пять лет назад он почти такими же восторженно-наивными словами провожал Гарольда, а тот в ответ смотрел напряженно и растерянно, как, наверное, сейчас смотрит и сам Ричард.

Город притих в ожидании беды. Горожане собрались на площади возле статуи воина, олицетворяющей рыцаря Белого Братства. Этой статуе вчера они вручили свою депешу — просьбу о помощи. Вручили как только в город прискакали первые посланцы с известием о приближении зла. Теперь же через эту статую должен был появиться он — герой, спаситель, который убьет ужасного дракона и спасет их от смерти.

Люди ждали. Ждал полупьяный сапожник из маленькой грязной мастерской. Ждал сытый богатый торговец в расшитой шелками одежде. Ждала девица легкого поведения с ярким кричащим макияжем и декольте до пупа. Ждала благородная госпожа, стискивая в холеных нежных ручках кружевной надушенный платочек. Ждал нищий мальчишка-попрошайка рукавом утирая сопли. Ждал начальник городской стражи — хмурый, прошедший огонь и воду воин.

Люди ждали. Наконец над толпой прокатился изумленный возглас — на постаменте вместо статуи стоял живой рыцарь в белых развевающихся одеждах.

Он был красив и величественен. Черные слегка вьющиеся волосы. Стальные с холодным прищурам глаза. Твердо сжатые губы. Гордая осанка. Ночные, экономные движения. Уверенный взгляд.

Народ восторженно ахнул. Да, это настоящий герой! Несомненно, он убьет дракона и спасет их от смерти!

—         ...и все же сделай, как я сказал! — повысил голос Ричард.

—Я, конечно, расставлю арбалетчиков на стенах, прикажу растопить смолу и приготовлю заряды для катапульт, — недовольно пожал плечами начальник городской стражи, — но объясните мне, зачем? Вы убьете дракона в поле, за городской стеной. Я понимаю, ворота на всякий случай надо запереть, но готовиться к настоящей обороне не имеет смысла!

—         Ты так думаешь? — прищурился Ричард. — А если не я убью дракона, а он меня?

Начальник стражи горько хмыкнул.

—         Тогда нам конец. И никакие стены, арбалетчики или горячая смола не смогут спасти нас от дракона.

—         Что ж, в таком случае ты прав — в обороне нет смысла. Больше того не стоит запирать и городские ворота, а еще лучше — пусть жители сами выйдут из города и выстроятся в очередь, чтобы дракону было легче их кушать! Чтобы он не напрягался, разрушая стену и дома в поисках добычи! — ехидно сказал Ричард.

Воин покраснел и дернулся, было ответить, но его внимание отвлекла маленькая злобная собачонка. Она внезапно выскочила между ним и Ричардом и зашлась визгливым остервенелым лаем, скаля зубы на Белого Рыцаря.

—         Пшла вон! — пнул ее ногой Ричард.

Собачонка жалобно пискнула и прижалась к ногам начальника стражи, продолжая все же скалить зубы на Ричарда.

—         Благородный рыцарь! — раздался за спиной чей-то подобострастный голос. Ричард обернулся. К ним, отдуваясь и вытирая пот с раскрасневшегося лица, подбегал полный мужчина с гербом гильдии трактирщиков на роскошном расшитом камзоле. — Благородный рыцарь! Не соизволите ли проследовать в покои градоправителя, чтобы одобрить список блюд, которые мы немедленно начнем готовить к торжеству и...

Какому торжеству? — тупо перебил Ричард.

—         Как же… — трактирщик недоуменно перевел взгляд па начальника стражи, будто ища его поддержки. — В вашу честь, благородный рыцарь! Торжество начнется  сразу же, как только вы победите дракона.

Дракона еще надо победить, — прицелил сквозь зубы Ричард. Его удивляло и раздражали легкомысленное поведение горожан. Действовало на нервы тупое упрямство начальника стражи. Выводила из себя беспричинная ярость драной черной собачонки. Ричард оглянулся в поисках злобной твари и остолбенел, не поверив своим глазам: задрав ногу, собака мочилась прямо на сапоги начальника стрижи, а тот стоял неподвижно и безмятежно улыбался!

—         Господин благородный рыцарь! — Ричарда теребил за рукав мальчишка-посыльный с гербом магистрата на бархатной курточке. — Господин бургомистр вас ждет, чтобы вручить вам меч!

Меч! Ричард вспомнил, что дракона полагалось убить особым костяным мечом. Подобные реликвии бережно хранились в магистратах всех без исключения городов

—         И список блюд... — забубнил трактирщик, хватая рыцаря за другой рукав.

Ричард безропотно позволил утянуть себя от городской стены, а из головы у него не шел застывший с блаженной улыбкой начальник стражи, сапоги которого блестели от потеков собачьей мочи.

«Город идиотов! — мелькнула у Ричарда мысль, а на душе вдруг стало тяжело, и сердце защемило от тягостных предчувствий. — Ох, что-то будет...»

Заповедный меч вызывал трепет и благоговение. Он лежал па черном бархате внутренней обивки ларца, ослепляя своей белизной и выглядел настолько величественно, что прикоснуться к нему казалось святотатством,

Ричард стоял в двух шагах от ларца, не приближаясь, но даже отсюда чувствовал, насколько хорош меч. Чудо, а не клинок! Необычайно остер, в меру легок, достаточно прочен, да вдобавок сбалансирован как раз под руку Ричарда. Меч словно звал его: «Я здесь! Я твой! Я создан для тебя!» Ричард, будто наяву слышал чудесный зов меча, он жаждал взять в руки это великолепное оружие, но почему-то, но мог заставить себя тронуться с места.

Вокруг стола с ларцом благоговейно застыли бургомистр и еще какие-то люди, но Ричард не смотрел на них. Его взгляд был прикован к мечу. Он хотел взять его в руку но... не мог. Он даже вспотел от усилий. Или это в комнатe вдруг стало невыносимо жарко и душно? И куда-то подевался воздух — стало просто нечем дышать. Ричард задыхался, по спине текли горячие едкие струйки пота «Как собачья моча.» — вспомнилось почему-то. Он рванул тесный воротник белоснежного расшитого серебром камзола и вытер со лба испарину. Нужно взять, наконец, этот меч! А то бургомистр и остальные присутствующие уже начинают бросать на рыцаря удивленно-вопросительные взгляды.

Ричард напрягся изо всех сил и протянул руку к ларцу.

—         Р-р-р! Гаф! — раздалась от порога

Рыцарь вздрогнул и обернулся. Черная облезлая собачонка бешено скалила на пего зубы

—         Опять ты! — прошипел Ричард, приходя в яростное недоумение: очень уж дико смотрелась здесь эта дворняга. Путанная, сбившаяся в грязные колтуны шерсть Больные слезящиеся глаза. Порванное ухо с корочкой запекшейся крови. Мутная пена на желтых острых клыках. И — кабинет бургомистра. Роскошный, ручной работы ковер на полу. Золоченая мебель. Бархатные с кистями портьеры Полированный книжный шкаф драгоценного черного дерева с цветными витражами, полный фолиантов с тисненными золотом кожаными переплетами.

—         Э-э-э... господин рыцарь? — недоуменно взглянул на Ричарда бургомистр. На Ричарда посмотрел удивленно не на собаку. А та нагло задрала ногу и окатила презрительной струей золоченую ножку стола.

Это ваша собака? — растерянно спросил Ричард у бургомистра.

—         Собака? Какая — Ах, эта... Нет, конечно. Эта шавка с улицы забрела, — откликнулся бургомистр таким тоном, словно в его роскошные покои каждый день забегали драные облезлые дворняги и портили драгоценную мебель.

Ричард помогал головой. Наверное, он свихнулся. Или, напротив — спятили все эти люди во главе с бургомистром. Может, от страха перед приближающимся драконом?

—         Р-р-р! — снова подала голос собака. Ричард мог бы поклясться, что глаза ее смеялись.

Он рванул из ножен свой — обычный, стальной — меч и кинулся к дворняге. Она испуганно взвизгнула, поджалa хвост и бросилась наутек.

—         Господин рыцарь!

Ричард остановился, провел рукой пи лицу, утирая испарину, и медленно вложил меч в ножны. Руки, у него дрожали.

—         Господин рыцарь, — повторил бургомистр, — вы забыли взять белый меч.

Ричард сделал шаг к ларцу. Некоторые из присутствующих стыдливо отводили взгляды от рыцаря, словно он только что совершил непристойность. Словно это он, а не наглая приблудная дворняжка у всех на глазах осквернил антикварную мебель.

Ричард никак не мог понять, что здесь творится. У него разболелась голова. Он задыхался. По лицу и телу уже текли не струйки — реки пота.

—         Меч, — настойчиво повторил бургомистр. - Вы забыли меч.

—         Да... конечно... меч... — Ричард неловко ухватился потной ладонью за костяную рукоять и потянул оружие из ларца. Зацепил острием за край крышки. Рукоять выскользнула из потных пальцев, и чудо-меч белоснежным укором растянулся на ковре.

Теперь взгляды от Ричарда стыдливо отводили все, включая бургомистра. Рыцарь наклонился за мечом, всей кожей ощущая осуждение присутствующих. Осуждение и стыд от его неловкости. Похоже, он больше не был для них героем, способным с легкостью истребить дракона!

Ричард стал пунцовым от обиды и злости. Резко хватанул с пола проклятый белый меч, выпрямился и растерянно застыл. не зная, что делать дальше—только сейчас он заметил, что у костяного оружия нет ножен Он машинально взглянул на свои, висящие на поясе ножны, но в них покоился другой меч—тот самый, стальной.

Что ж, раз так, придется держать второй меч в руке, нужно только внимательно следить, чтобы случайно не поранить кого-нибудь острым лезвием.

Ричард повернулся, неуклюже перехватывая костяное оружие другой рукой. Белый клинок внезапно скользнул вниз, распоров рукав и оставляя яркий кровавый след на белоснежной одежде.

Ричард застонал. Да не от боли, а от жгучего стыда — нет оправдания рыцарю, который порезался собственным мечом!

—         Свой стальной вы можете оставить в ларце, тогда освободятся ножны, — с жалостью сказал бургомистр. —

Ваш меч будет здесь в полной сохранности. Потом вы заберете его.

—         Да... конечно... - Ричард задыхался от духоты и стыда. В голове надрывались колокола.

Он потянул из ножен старого проверенного друга, но клинок вдруг застрял, словно отказываясь покидать хозяина.

—         Он даже не может, как следует обнажить оружие! — прошелестел по комнате шепот-вздох.

Больной от стыда Ричард рванул изо всех сил. Клинок резко выскочил и со всего маху врубился в мраморный канделябр. Во все стороны брызнули осколки. Люди ахнули. У Ричарда едва не остановилось сердце — его того и гляди поднимут на смех и с позором выгонят из города! Большего унижения и представить нельзя! Пряча взгляд, Ричард поспешно бросил стальной меч в ларец, отчетливо осознавая, что в глазах этих людей ниже пасть уже невозможно. Крышка ларца захлопнулась с громким стуком, а на него вдруг снизошло спокойствие — он все равно убьет дракона, что бы эти люди сейчас про него не думали. Тотчас по комнате словно пробежал освежающий ветерок. Стало легче дышать, утихла головная боль Ричард неторопливым уверенным движением вогнал белоснежный меч в опустевшие ножны, ничуть не удивившись как мягко он вошел — так, словно эти ножны создавались именно для него.

—         Что ж, господа, я иду к городским воротам. — Б голосе Ричарда вновь звучала решительность и властность. И взгляды горожан изменились — он снова был для них бесстрашным рыцарем, способным спасти город от злобного дракона.

Городские улицы опустели — жители собрались возле крепостной стены. Самые ловкие разместились на стенах, большинство стояли внизу и громко требовали рассказывать, что происходит.

—         Дракон!

—         Я вижу дракона!

—         Ух ты, махина! Ну и тварь!

—         Жуть! А пасть! А зубы!

Ричард ускорил шаг, пробираясь сквозь толпу к воротам. Люди расступались перед ним. Женщины плакали, мужчины желали удачи.

—         Р-р-р! — внезапно раздалось из толпы.

Ричард подпрыгнул. Ну тварь, держись! Он ловко скользнул сквозь толпу туда, где издевательски скалила зубы мерзкая собачонка.

Взмах! Свистящий удар! Визг переходящий в предсмертный хрип. И замершая в оцепенении толпа, с ужасом и недоумением глядящая на довольного рыцаря и кровавое нечто у его ног.

—         Вот тебе! — пробормотал Ричард, стряхивая с белого лезвия кровь. — Будешь знать!..

Бой с драконом...

Это было самое лучшее из того, что произошло с ним за время пребывания в странном городе.

Дракон был ужасен, свиреп и силен. Ричард упивался схваткой с ним и испытал настоящее разочарование когда враг наконец затих, испустив дух.

Победитель еще постоял над громадной черной тушей, остывая после бешеной схватки, с гордостью слушая восторженно-хвалебный рев толпы на городских стенах, и направился к городским воротам.

Шумный хмельной праздник был в самом разгаре, когда Ричард внезапно вспомнил, что забыл отрубить дракону го лову. Он поднялся, пошатываясь, из-за стола, сетуя на собственную забывчивость — едва не остался без законного приза, который следовало повесить на стене в церемониальном зале Братства среди прочих подобных трофеев. А еще он забыл поменять мечи — его стальной так и остался пленником в ларце.

Ричард находился уже на полпути к дверям, когда его талию обхватили нежные девичьи руки и мелодичный голо сок чарующе пропел;

— Ах, господин рыцарь, неужели вы покидаете нас? Так рано? А и мечтала, чтобы вы рассказали мне о вашем Братстве... наедине...

«Дракон, как и меч, могут подождать» — легкомысленно подумал Ричард.

Утром Ричарда провожал весь город. Он шел сквозь почетный караул горожан сквозь восторженные крики и упивался триумфом. Эх, до чего ж хорошо было героем!

Он уже стоял на постаменте, намереваясь слиться со статуей, как вдруг его внимание привлекло нечто —   неосознанное, неуловимое. Оно царапнуло сознание и ускользнуло, оставив в душе колючую занозу недоумения. Что-то было не так, что-то настораживало, рождало тревогу, но что именно Ричард не успел осознать — он почти «вошел» в статую, и механизм перехода начал работать.

Миг — и Ричард уже стоял во дворе Братства, а поодаль застыли встречавшие его рыцари. При виде Ричарда — живого и невредимого - ни один из них не проронил ни слова, не тронулся с места, и только взгляды их — тревожные и вопрошающие — скрестились, но нем, настойчиво требуя ответа.

—         Я убил дракона — выпалил Ричард

—         Слава доблестному рыцарю! — завопил тот самый восторженный юнец, который желал ему удачи перед походом.

Остальные по-прежнему стояли молча, продолжая буравить его настойчивыми взглядами.

—         Гарольд, я убил дракона — в смятении повторил Ричард.

—         Мда? — неопределенно откликнулся друг.

—         Что... что происхо... — Ричард осекся. Собака! Вот что царапнуло его тогда! Стоя на постаменте возле статуи, он увидел в толпе горожан собаку ту самую облезлую шавку, котирую собственноручно зарубил костяным мечом!

«Не может быть! » — кричал разум.

«Так оно и есть» — настаивали глаза.

—         Я.. мне надо вернуться. забормотал Ричард. — Я... забыл... свой меч и... голову дракона...

—         Забыл, — с непонятной горечью усмехнулся Гарольд. — Что ж иди, негоже оставлять свой меч. Да и голова... без нее никак.

Городская площадь тонула в крови. Ричара, смотрел и не верил своим глазам.

Растерзанные трупы горожан. Разрешенные дома Драчливое каркающее воронье. И среди этого разора

—         А, ты вернулся! — насмешлива причавкал дракон слизывая с губ кровь. - Я знал, что ты вернешься вы всегда возвращаетесь.

Ричард рванул из ножен белый меч.

Дракон издевательски хохотнул:

—Дурак! Ты гак ничего и не понял!

Ричард взревел и рубнул врага прямо по наглой черной морде. Белое лезвие сверкнуло, рассекая черную плоть, и растаяло туманной дымкой. Ричард замер, уставившись на  пустые руки. Он ничего не понимал.

Дракон опять хохотнул.

—         Ну что? Поговорим?

—         О чем ?!

—         Можем об урожае или ценах на зерно, — хмыкнул дракон. — А можем о том, что происходит.

Рыцарь в белых одеждах уселся прямо на испачканную коровью мостовую, обхватил руками голову и засмеялся.

Что происходит! Ты обманул меня, а я проиграл. Я повинен в смерти всех этих людей. И теперь мне остается только одно...

Вот тут ты не прав. Не одно! Перебил дракон.

—         Ты о чем? — спросил Ричард.

—         О тебе. И о твоей судьбе, — многозначительно сказал дракон.

Ричард покачал головой, сказал с горечью: Разве я смогу жить после этого?

—         Еще как! Впрочем, выбирать тебе. Скажешь я тот час убью тебя. Слово за тобой.

—         А если я выберу жизнь, ты опустишь меня?

—         Отпущу.

—         Но почему? Ты погубил стольких невинных людей — и отпустишь целым и невредимым меня, твоего врага?

—         Врага! — фыркнул дракон. — Не льсти себе, рыцарь. Что бы ты ни выбрал -— жизнь или смерть — отныне ты не опасен для маня. никогда больше не встретимся с тобой в бою.

—         Ты намекаешь, что я трус?!

—         Нет, ты не трус. Только... Как ты думаешь, почему рыцари Белого Братства каждые пять лет убивают драконов, но нас не становится меньше? Мы появляемся снова и снова и...

—         Потому что еще ни разу ни одному нашему рыцарю не удалось убить дракона, — сказал Ричард и засмеялся. — Дракон всего один — ты!

—Молодец, соображаешь. Ты прав. Я — единственный дракон, и еще никому не удалось взаправду убить меня. Хотя это не сложно. Я расскажу тебе, как это сделать.

— Зачем?

—Я рассказываю об этом всем рыцарям, прежде чем... э- э-э...

—...убить их? — предположил Ричард.

—Прежде чем отпусти их, — поправил дракон.

—Ты хочешь сказать, что каждый рыцарь Белого Братства знает, как убить тебя?!

—Точно.

Ричард застонал, спрятав лицо в ладонях. Да, Гарольд порывался что-то сказать ему, о чем-то предупредить, но слова так и не сорвались с его губ — он промолчал, как промолчали и остальные рыцари, хотя в их взглядах явственно читалось страстное желание рассказать.

—         Ну почему? Почему они промолчали?!

Дракон не ответил, но глаза его издевательски смеялись.

—         Ладно, слушай, как можно убить меня. Начну с. начала. Надеюсь, ты понимаешь, что город был моим еще до твоего прибытия? Я владел умами всех этих людей, незримо руководил их поступками.

—         Конечно же! — хлопнул себя по лбу Ричард — Вот почему горожане вели себя так странно!

—         Но ты мог убить меня и освободить жителей от моей власти. Наше с тобой сражение началось не в поле за городской стеной, а гораздо раньше — сразу, как только ты сделал первый шаг в этом городе.

Ричард едва не взвыл от досады:

—         Ведь я же заподозрил неладное! Чтобы догадаться обо всем, мне не хватило малости! Меня все время отвлекали, не давали сосредоточиться и подумать!

—         Конечно, отвлекали, — хмыкнул дракон. — Бой есть бой, даже если один из противников еще и не подозревает, что дерется... Ладно, пойдем дальше. Ты сделал два главных промаха. Первый — это...

—         Меч, — сказал Ричард. Теперь все казалось ему таким очевидным. Теперь! Он усмехнулся горько. - Я не должен был менять мечи. Белое оружие — обман, а сталь покончила бы с тобой легко и проста.

—         Ну уж и легко! — фыркнул дракон. — Ты говори, да не заговаривайся! Хотя, в общем, ты прав. Стальным мечом ты, возможно, убил бы меня. Но вспомни, что заставило тебя променять старый проверенный меч на белоснежный обман?

—         Стыд. Чутье запрещало мне прикасаться к костяному мечу, а страх перед позором лишил рассудка.

—Да. В тот миг тебе пришлось выбирать между интуицией воина и желанием оставаться героем в глазах окружающих людей. И честолюбие оказалось сильнее.

—         Сильнее, — прошептал Ричард и опустил голову. — Правда, потом-то я справился с собой, но было уже поздно.

—         Поздно, -— согласился дракон. — А вторая твоя ошибка...

—         ...собака. Мне надо было убить ее раньше, до того, как я поменял мечи. Собака... Ведь это был ты?

—         Да. Я дразнил тебя и нарывался, но... — дракон притворно вздохнул. — Вы, рыцари, так боитесь мнения окружающих вас людей!

—         Это все игра для тебя, да? — тихо спросил Ричард. — Тебе не нужно захватывать и разрушать города. Ты делаешь это только ради игры. Ты играешь с Белым Братством. Ты испытываешь пас. А людские жизни служат ставкой в этой кровавой игре.

—         И снова ты прав, — ухмыльнулся дракон. — Что ж, я свой ход сделал, очередь за тобой. Так что ты выбираешь: жизнь или смерть?

—         Жизнь.

—         Я и не сомневался. Вы всегда выбираете жизнь, — хохотнул дракон. — Что ж, ступай. И не забудь свой трофей.

—Трофей?

—         Конечно! Трофей — голову убитого тобой дракона.

И снова Ричард стоял во дворе Братства, а у его ног лежала отрубленная черная голова. И снова молчали рыцари, и только смотрели с ожиданием, страхом и надеждой.

—         Так ты убил дракона? — спросил Гарольд.

Ричард промолчал, собираясь с силами. Сейчас, сейчас он найдет в себе мужество признаться в своем поражении. Сказать, что поринен в смерти сотен людей. Что каждый из стоящих здесь рыцарей -— лжец. Что их белые одежды в крови.

Гарольд криво усмехнулся и посмотрел ему в глаза.

«Не делай этого», — предупреждали глаза друга.

«Игру надо прекратить!» — молча возразил Ричард.

«Ты ничего не сможешь доказать».

«А разрушенный город?! А трупы на площади?!»

«Это тот город, который защищал ты. Тот, который защищал я, уже отстроен заново, и там живут счастливые и беззаботные горожане, а на площади нет никаких трупов».

Ричард стиснул зубы.

Гарольд покачал головой:

«Мы все—герои. Мы убили своих драконов. И ты не сможешь доказать обратное! Тебе не удастся запачкать белые одежды Братства. Если ты сейчас скажешь правду, это будет только твой позор, только твое унижение. Но если ты промолчишь, ты станешь героем — одним из нас. И у тебя останется шанс победить дракона, потому что, провожая следующего рыцаря на бой, ты сможешь подсказать ему, как надо действовать».

«В следующий раз па бой с драконом пойду я сам!»

«Можно и так, — кивнул друг. — Ты убьешь дракона и остановишь зло. И совесть твоя успокоится. Но для этого тебе нужно оставаться в Братстве. Летало быть, молчи».

Ричард опустил голову.

—         Так ты убил дракона, Ричард? — спросил Гарольд.

—         Да! Убил!

Ровно через пять лет Ричард стоял в церемониальном зале и смотрел на голову убитого им дракона. За прошедшее время он и сам успел поверить в свой подвиг. А как тут не поверить, когда о тебе слагают легенды, прекрасные девушки грезят о тебе по ночам, а восторженные юноши мечтают стать хоть капельку похожими на тебя!

Ричард стоял и думал о том, что пятилетний срок подходит к концу, что со дня на день должна прибыть депеша с просьбой о помощи: очередному городу понадобится герой. Тогда, пять лет назад, стоя во дворе у статуи, Ричард решил, что вновь выйдет на бой с драконом. Да, тогда он так решил. Тогда...

А теперь...

Ричард покачал головой. Нет. Это дело молодых, а он уже Однажды убил своего дракона.

—         Пойдем к кастеляну, Генрих, — позвал Ричард молодого рыцаря. — По традиции мы выходим на бой в белых одеждах.

Генрих кивнул и шумно сглотнул слюну, по-птичьи дернув кадыком. Он очень волновался перед боем.

—         Да ты не трусь, — ободрил его Ричард. — Там дел-то — на пару взмахов меча.

«Стального меча по черной собаке». Он усмехнулся.

—         Пару взмахов, — вздохнул Генрих и посмотрел жалобно: — Может, посоветуешь что-нибудь, а?

—         Да что тут советовать, — отвел глаза в сторону Ричард. — Дракон, он и есть дракон.

Генрих ушел, а Ричард смотрел ему вслед и думал:

«Я не могу подсказывать тебе, парень, потому что тогда ты на самом деле убьешь дракона. И ты - единственный из нас — станешь героем. И все бы ничего, да только этот поганец перед смертью наверняка расскажет тебе всю правду, и тогда ты вернешься — полный собственного величия и праведного гнева к лжецам. Ты станешь великим героем. А кем окажемся мы? Нет, парень. Увы. Мы все повязаны ложью и кровью, и, как ни крути, для тебя тоже иного пути нет. Уже завтра ты станешь одним из нас — героем легенд и девичьих грез. Бесстрашным героем великого Белого Братства! А дракон — что ж... Он ведь... э-э-э... нечасто... и... э-э-э... немного — подумаешь, один город в пять лет. В войнах и то ежегодно гибнет гораздо больше народу! Да... Что ж тут поделаешь — дракон, он и есть дракон. А мы — герои».

Читайте также:

ЛИЦОМ К ЛИЦУ
ДАР ТЕМНОЙ ЛУНЫ
СТАНЦИЯ «БАЯРДЕНА»
Болезнь Карела Новака.


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.