Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

ГДЕ НАЙДЕШЬ, ГДЕ ПОТЕРЯЕШЬ

Опубликовал Сергей 10 января 2011 в рубрике Современная сказка.

— Пойми же, Сергей, твое упрямство может очень навредить тебе! — в голосе Ухао слышалось искреннее желание помочь. По крайней мере, транслинг перевел невнятное бух- тение туземца именно с такой интонацией — Оно может настроить завтрашний Совет недружелюбно по отношению к тебе. Почему бы тебе ни ответить на простой вопрос?

— Есть ли у меня мрайд? — сидящий на земляном полу деревянной хижины человек поднял голову и посмотрел в лицо туземцу.

— Нуда! — радостно забулькал тот.

Сергей засунул обе пятерни в копну нечесаных русых волос, закатил глаза и глухо застонал. Ухао, еще не научившийся разбираться в человеческих жестах и мимике, недоуменно смотрел на него. Между тем, Сергей не пытался изобразить отчаяние. Он действительно это отчаяние испытывал.

Когда сутки назад его звездолет совершил на этой планете вынужденную посадку... Нет, лучше называть вещи своими именами. Когда сутки назад ржавая кастрюля, названная какими-то шутниками звездолетом, окончательно утратила способность летать и грохнулась на чудом подвернувшейся поблизости кислородной планете, Сергей наивно полагал, что ему повезло. Причем трижды.

Конечно, сам факт выхода из строя двигателей корабля никак нельзя назвать счастливым стечением обстоятельств, но что делать, если стоимость новеньких «мерсов» и «бумеров» входит в непримиримое противоречие со скромной зарплатой коммивояжера? Беда с его старушкой могла приключиться где угодно, и то, что он смог дотянуть до ближайшей пригодной для человека планеты, есть везение номер один.

Остался жив после того, как его «Дэо-Спэйс-31» пропахал в местном лесу просеку длиной километра полтора — вот вам еще одно везение. Десяток синяков, пошедшую носом кровь и расшатавшиеся два передних зуба и нервную систему Сергей решил не принимать в расчет.

И, наконец, третье везение: устройство гиперсвязи осталось целым и невредимым. По какой-то нелепой случайности, по недосмотру ее величества Судьбы. Убедившись, что связь не только есть в наличии, но и вполне устойчива, Сергеи не просто удивился — он был поражен до глубины души. Немало «поколесив» по галактике, Сергей, скорее, поверил бы в нарушение какого-нибудь фундаментального закона природы, чем в то, что не сработает закон Мерфи. «Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается». В незыблемости этой строгой формулы не станет сомневаться ни один здравомыслящий человек.

Однако нет правил без исключений. В этом Сергей убедился, набрав девять-один-один и услышав ответ. Во сколько ему обойдется экстренный вызов службы спасения, лучше было не думать. В конце концов, жизнь человека стоит гораздо дороже, как говаривал один известный киллер.

Через пару часов Сергей уже не был в этом так уверен. Ему не давали покоя финансовые перспективы, точнее их полное отсутствие. Звездолет, или то, что от него осталось, придется продать, чтобы расплатиться со спасателями. А без звездолета, — какой он коммивояжер? Что еще он умеет делать, кроме как втюхивать дремучим колонистам «суперновинки» современной техники? Ответ больно бил по самолюбию. Ничего. А это значит: биржа труда, случайные заработки на не квалифицированных работах и отсутствие всякой надежды вернуть хотя бы те немногие радости жизни, которые он позволял себе раньше.

И вот именно тогда, когда он накладывал последние густые мазки черной краски на картину своего будущего, Сергей посчитал, что ему повезло в четвертый раз. Если бы его мозг не находился в шоковом состоянии после аварии, он бы заподозрил неладное. Три удачи подряд - это уже чересчур, а четыре... Так просто не бывает.

Приди Сергей немного в себя, он, завидев в обзорный экран стоящих неподалеку туземцев, наглухо забаррикадировался бы в корабле и спокойно ждал спасателей. Но нет, Сергей увидел в туземцах, на право торговли с которыми еще не успела наложить лапу ни одна из крупных земных монополий, решение всех своих материальных проблем. Даже больше, чем просто решение проблем — где-то на горизонте замаячило богатство. Он ясно представил себе, как после долгих уговоров соглашается обменять кое-что из бесценных сокровищ, хранящихся на его корабле, на два, нет, три килограмма вон тех блестящих камушков. А в нагрузку возьмет — само собой, только в виде одолжения — парочку вот этих нелепых безделушек. О, он никогда не умел торговаться, и, безусловно, его бессовестно надувают, но...

Но следовало поторопиться. Сергей вьщернул себя из сладких грез. Пора обратить их в реальность, пока не подоспели ребята из службы спасения. У них непременно будет договор с каким-нибудь концерном, и Сергея удалят с планеты быстрее, чем он успеет заикнуться о своих правах.

Сергей в спешном порядке покинул корабль и направил свои стопы в сторону местных представителей разумной жизни. Не был ли этот поступок несколько рискованным? Безусловно, был. Но Сергей хорошо помнил древнюю восточную мудрость, которую не раз слышал от своего приятеля Абу Фатха аль-Махмуда: «Не подвергнув себя риску, ты никогда не испытаешь блаженства от вкушения божественного нектара».

К тому же туземцы были щуплыми, едва доставали ему до плеча и выглядели очень тихими и добродушными. Копья, которые они держали в руках, больше походили на ритуальные украшения, чем на оружие.

Первые часы общения полностью уверили Сергея в том, что его оценка туземцев была справедливой. Более кротких, милых и приветливых существ он не встречал с тех самых пор, как два года назад ему взбрела в голову блажь поближе познакомиться с японскими гейшами...

Язык местных жителей оказался довольно прост. Транслинг сначала молча впитывал в себя бормотание туземца, вышедшего вперед, но уже через две-три минуты начал переводить первые фразы на русский. Не прошло и получаса, как представители двух столь различных рас непринужденно болтали. Транслинг не только не вызвал у туземцев суеверного ужаса, они практически сразу догадались о его функциях и, задав вопрос, во все свои три глаза смотрели на маленькую плоскую коробочку на груди землянина, ожидая перевода.

Из этого Сергей заключил, что туземцы не так уж примитивны, хотя и ходят полуголыми и живут в постройках, больше всего напоминающих сараи. Прикинув про себя, хорошо это лично для него или плохо, он пришел к выводу, что тут есть и плюсы, и минусы. Плюсы — в минимизации риска закончить свое бренное существование на жертвенном алтаре инопланетного божества. Минусы... что ж, возможно, торговаться с туземцами будет не так просто, как думалось.

К вопросу о взаимовыгодном обмене Сергей как раз и подводил разговор. Туземцы, как ему показалось, полностью поддерживали эту идею. И вот именно в тот момент, когда Сергей, с предельной вежливостью отказавшись от предложенного обеда, состоявшего большей частью из личинок какого-то местного насекомого, взял быка за рога и заявил о своей готовности приступить непосредственно к процессу взаимного обогащения, все и случилось.

Туземец, который практически в одиночку вел все переговоры — Сергей уже знал, что его звали Ухао, — задал вопрос:

— Сергей, у тебя есть мрайд?

— Что-что у меня есть? — переспросил землянин, досадуя на необходимость тратить драгоценное время на игру в вопросы и ответы.

— Мрайд, — четко повторил Ухао.

— Мрайд, — столь же четко донеслось из транслинга. Это означало, что такого слова нет в его словаре.

— Извини, Ухао, я не знаю, что такое мрайд, поэтому не могу ответить на твой вопрос. Давай все-таки обсудим...

— Но Сергей, ты должен ответить на этот вопрос! — впервые в голосе Ухао проявилась настойчивость.

— Должен? — удивился Сергей. — Почему?

— Мы не можем причислить тебя к людям, пока ты не скажешь, есть ли у тебя мрайд.

— Вот оно что! Так объясни мне, что такое мрайд, — Сергею действительно стало интересно, что же это за мерило человечности, отличающее людей от прочих тварей. — Иначе я не смогу ответить, есть ли он у меня.

— Все люди могут ответить на этот вопрос, — Ухао был непреклонен.

Сергей вздохнул. Все-таки туземцы оказались не такими умными, как он посчитал вначале.

— Ухао, посмотри на меня. — Туземец с готовностью выполнил эту просьбу. — А теперь на себя. Не замечаешь ли ты между нами кое-каких отличий?

Интересно, есть ли у этих трехглазых, большеголовых, покрытых желто-зеленым мехом существ такие понятия, как ирония и чувство юмора? По ответу Ухао определить это было невозможно.

— Конечно, Сергей, мы сильно отличаемся друг от друга. Но не внешний облик делает человека человеком.

Да-а, склонность к философскому мышлению определенно просматривается.

— Правильно, Ухао, правильно! Но я говорю немного о другом. Глядя на меня, разве сложно понять, что я прибыл из очень далеких земель?

— В этом не может быть сомнений. Мой народ занимает огромную территорию («Вот хвастун!»), но мы никогда не встречались с подобными тебе.

— Так почему ты не допускаешь, что мой народ может не знать, что такое мрайд?

Туземцы, как показалось Сергею, напряглись и покрепче взялись за свои копья, поэтому он решил немного смягчить позицию.

— Ты не совсем правильно меня понял. Просто мы говорим на разных языках, ты же заметил, что наши слова переводятся вот этой штуковиной, — Сергей ткнул себя в грудь. — На этот раз она не справилась с задачей и не смогла перевести для меня слово «мрайд». Вернувшись домой, я обязательно подам жалобу на ее изготовителей.

Сергей представил себе, как предъявляет столь нелепые претензии могучей «Ай-Би-Эм» и не смог удержаться от улыбки.

— Слово «мрайд» не нуждается в переводе, — безапелляционно заявил Ухао.

Тяжелый случай! Пожалуй, переубедить его будет совсем непросто. Интересно, а без этого ничего не получится?

— Ухао, если я не смогу ответить на твой вопрос, неужели вы откажетесь торговать со мной?

Туземец выдержал паузу. Сергей полагал, что тот подумывает о возможном исключении из правил, и мысленно скрестил пальцы. Когда Ухао заговорил, транслинг перевел его слова таким мрачным тоном, что у Сергея по спине побежали мурашки.

— Все намного хуже, Сергей.

— Что значитхуже?! Вы же не собираетесь, — он сглотнул, — казнить меня только за то, что я не понял одно ваше слово?

По толпе туземцев прокатился гул.

— Сергей, разве мы похожи на дикарей? — укоризненно спросил Ухао. «Очень даже», — мысленно ответил Сергей, но вслух этого, разумеется, не сказал. — Смертная казнь у нас отменена давным-давно.

«Хоть за это спасибо», — подумал Сергей. Однако Ухао продолжал.

— Если ты не докажешь, что ты человек, ответив на наш вопрос, на тебя будет объявлена охота как на дикого зверя.

— Объявлена... ЧТО? — Сергей почувствовал, как дыбом встают у него на голове и без того негладкие волосы.

— Честное слово, Сергей, — Ухао прижал руку к груди вполне человеческим жестом. — Мы будем очень огорчены.

— А уж как я-то буду огорчен, — пробурчал Сергей себе под нос. Транслинг все же решил перевести его слова. Ухао ответил:

— Я догадываюсь. Но так надо...

«Нет, вы только посмотрите на этого героического борца за идею! Конечно, охотиться-то не на него будут».

Иногда наступает такой момент, когда остается один выход из ситуации — делать ноги. Как можно небрежней оглядевшись по сторонам, Сергей понял, что этот момент он прозевал. Туземцы, незаметно для него, расположились довольно плотным кольцом. А их копья служили отнюдь не только символами мужественности. Сергей это почувствовал всем своим нутром, слава Богу, пока только в переносном смысле.

Дальее события стали развиваться, как в плохих кинобоевиках, которые так не любил Сергей. Туземцы отвели землянина в тесное помещение, весь интерьер которого сводился к четырем стенам. Ухао сказал Сергею, что завтра на рассвете состоится Совет, на котором ему будет задан тот же самый вопрос. В случае правильного ответа немедленно начнется обмен товарами, в случае неправильного — охота. Отсутствие ответа приравнивается к неправильному.

Сергей, видимо, из мазохизма, поинтересовался, как будет проходить охота. Ухао объяснил, что Сергею дадут время до полудня, чтобы спрятаться или убежать как можно дальше. Затем начнется погоня. Забрезжившую было надежду удрать Ухао сразу же убил, извиняющимся тоном пояснив, что все пути к звездолету будут перекрыты.

Охоту Сергей не любил еще сильнее, чем глупые фильмы про инопланетян, но только в тот момент осознал всю глубину своей неприязни.

Потом его оставили одного. Ухао наведывался с промежутком примерно в час. Разговор их протекал по одному и тому же сценарию. Туземец уговаривал Сергея ответить на простой вопрос, землянин пытался вытянуть из Ухао хотя бы намек на то, что же такое мрайд. В конце концов, Сергею это надоело, и он перестал реагировать на набившие оскомину реплики навязчивого собеседника, а просто молча сидел, уставившись в пол. Когда наступила ночь, визиты Ухао прекратились.

Это позволило Сергею сосредоточиться на решении задачи. Впрочем, без толку...

Как ответить на вопрос, есть ли у тебя мрайд, если не имеешь ни малейшего представления о том, что это такое? Совесть? Наркотики? Двенадцатиперстная кишка? Гадать можно сколько угодно, ни на йоту не приблизившись к истине. Остается одно: завтра на Совете подкинуть монетку и ответить «да» или «нет» с пятидесятипроцентными шансами выжить. С этой мыслью Сергей провалился в беспокойный сон.

Проснулся он сам, буквально за минуту до того, как в помещение заглянул Ухао и пригласил на заседание Совета. Сергей отказываться не стал: гораздо приятнее идти самому, чем под подгоняющими тычками копий.

Совет проходил на открытом воздухе и на взгляд Сергея мало, чем отличался от вчерашней беседы. Может быть, народу было чуть поменьше.

Стоя посреди большой поляны, Сергей уж было полез в карман за монеткой, как вдруг в голову пришло решение. Не решение даже, а так, идейка о том, как можно попытаться выкрутиться. Нельзя сказать, чтобы Сергей очень уж рассчитывал на то, что она сработает, но это было больше, чем ничего. Достать монету он всегда успеет.

— Скажи, Сергей, — заговорил снова Ухао. Все остальные напряженно молчали. — Есть ли у тебя мрайд?

— Мрайд? — Сергей широко улыбнулся. — Его у меня столько же, сколько у тебя!

Теперь, когда слова были произнесены вслух, они казались донельзя глупыми. Сейчас Ухао попросит его не играть словами, а четко ответить на простой вопрос.

Когда Ухао выдал серию булькающих звуков, Сергей напряженно вслушивался, словно пытался понять смысл сказанного до того, как услышит перевод.

— Заседание Совета объявляется закрытым. — Можно приступать...

— Приступать? К чему? — похолодел Сергей.

— Как к чему? — удивился Ухао. — К обмену. Ты говорил, у тебя есть вещь, которая предупреждает о приближении живых существ. Это может нас заинтересовать. И еще...

Туземцы торговались гораздо лучше, чем предполагал Сергей. К тому же драгоценных камней у них практически не было. Но изделия из золота и платины имелись в наличии, и через пару часов Сергей вполне мог считать себя обеспеченным человеком.

Но одна мысль свербила у него в мозгу, не давая покоя. Когда выставку-продажу можно было считать закрытой — то есть, когда Сергей продал все, что только было возможно, — он попросил Ухао задержаться возле звездолета для небольшого разговора.

Туземцы, которые снова стали добродушными и покладистыми, вежливо попрощались и направились в сторону деревни, а Ухао остался, внимательно гладя на Сергея. Тот задал вопрос, за ответ на который готов был отдать едва ли не половину полученных сокровищ:

— Ухао, теперь-то ты можешь мне сказать, что же такое «мрайд»? Потому что, если честно, я представления об этом не имею. — Сергей не боялся в этом признаться, стоя перед открытым люком, в который мог зайти только он.

— Я тоже, — спокойно ответил Ухао.

— Что — тоже? — обалдело спросил Сергей.

— Тоже не знаю, что такое «мрайд». Это слово не имеет смысла.

— Объясни подробнее, — жалобно попросил Сергей.

— Это был... не настоящий вопрос, — Ухао не хватало слов. — Проверка, задача...

— Тест? — подсказал Сергей.

— Да, именно. Это древний обычай моего народа. Мы задаем такой вопрос всем иноземцам, посетившим нас. Ты дал хороший ответ, один из самых лучших.

— А на тех, кто не найдет хорошего ответа, вы и впрямь охотитесь? — Сергей не знал, чего в нем было больше — возмущения или желания расхохотаться.

— Нет, что ты! Мы действительно не дикари. Если гость ответит плохо, мы, скорее всего, не станем с ним торговать. Это решает Совет. А если и станем, то наши цены будут очень, очень высоки.

— А зачем же тогда... — Сергей пошевелил в воздухе пальцами.

— Зачем пугаем охотой? — Ухао вновь не мог найти подходящее слово. Сергей пришел ему на выручку:

— Стимул?

— Точно! Стимул... Хороший стимул, правда?

К удивлению прибывших спасателей, потерпевший аварию не пытался скрыть от них ни информации о том, что на планете есть разумные существа, ни факта своей торговли с ними, ни того, что успел наторговать. Последнее было совсем уж неразумным. Возможно, он не понимал, что теперь цена за его возвращение домой вырастет чуть ли не вдвое.

Спасенный был весел. Он радостно поднялся на спасательный катер, довольно болтал с экипажем и с улыбкой подписал все документы. Уже в пути он поинтересовался, с какой компанией имеют контракт спасатели. Узнав, что это «АстроМаркет», одна из самых богатых и влиятельных фирм, занимающихся, помимо прочего, торговлей с инопланетянами, спасенный, по непонятной причине, развеселился еще больше.

— У вас есть мои координаты, парни? — спросил он, как будто ответ был ему неизвестен. — Если у ребят из «Астро- Маркета» возникнут какие-либо проблемы при торговле... о нет, я уверен, что у них не бывает никаких проблем, но все же... Так вот, в случае чего, разыщите меня. Кто знает, может быть, я окажусь им чем-нибудь полезен.

Читайте также:

ЛИЦОМ К ЛИЦУ
ДАР ТЕМНОЙ ЛУНЫ
СТАНЦИЯ «БАЯРДЕНА»
Вкус яблок.


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.