Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

ИЗ ГАБАЛЫ ВИДНО ВСЕ

Опубликовал Сергей 9 января 2011 в рубрике Военная техника.

Одним из важнейших звеньев российской системы предупреждения о ракетном нападении по праву считается радиолокационная станция «Дарьял», расположенная в Габалинском районе

Азербайджанской Республики. Станция арендована Россией до 2012 г.

УКРЕПЛЕНИЯ НЕСОСТОЯВШЕЙСЯ ВОЙНЫ

В последней трети ушедшего века в разных концах нашей огромной страны выросли огромные сооружения, прекрасно видимые не только со спутников, но, возможно, и с других планет. Сначала в казахских степях и на подмосковных полях выросли гигантские ферменные «стены», потом там же, а еще — на Кольском полуострове и в Крыму, в Прибалтике и Закавказье, у Байкала и у Северного Ледовитого океана возникли громадные железобетонные призмы разной формы, и — как вершина этой строительной эпопеи — над подмосковными лесами вознеслась огромная бетонная усеченная пирамида... Меньше всего эти сооружения напоминали радиоантенны — чем, собственно, и являлись. Скорее уж они вызывали ассоциации с какими-то укреплениями, фортами футуристических сражений — чем они, в сущности, тоже были...

Межконтинентальная баллистическая ракета летит к цели 30—40 мин. Земля, однако, круглая, и головки МБР выходят из-за горизонта только тогда, когда до цели им остается не более 5000 км — минут 15-20. За это время нужно понять, не ложная ли тревога, попытаться сбить сколько можно боеголовок, и отдать приказ об ответном ударе. Для решения первой задачи нужно точно опознать появившиеся над горизонтом цели, определить их траекторию и — по возможности — место старта. Для второй — рассчитать траекторию головок максимально точно, рассчитать параметры полета противоракет, запустить их (предварительно подготовив к пуску), точно навести...

Все это требует времени, систем обнаружения и слежения большой, ОЧЕНЬ большой дальности и точности. В силу разных факторов, таковыми сегодня являются радиолокаторы. Но радиолокаторы — «грандиозные и особым образом устроенные».

Боеголовка МБР мчится со скоростью 5—7 км/с, обнаружить и отслеживать ее надо на дальности 5000 км, но ведь и размеры ее невелики, диаметр — меньше полуметра! А точность слежения должна быть — метры, ну — десятки метров. А точность измерения скорости — считанные метры в секунду...

Очевидно, что лишь очень небольшая часть излучения локатора — пройдя 5000 км, отразившись от полуметрового объекта неудобной формы и пройдя еще 5000 км попадет на приемную антенну. Значит, передатчик должен быть мощным, а приемник — ОЧЕНЬ чувствительным. Но как этого добиться? Только ростом размеров антенн!

Хорошо, а отслеживать цели как? Поворачивая антенну? Вариант, подходящий для радиотелескопов и дальней космической связи, в боевых системах не применим: вспомните хронику, 65-метровую тарелку космической связи в подмосковных Медвежьих озерах или 75-метровую в Евпатории! Кроме того, места для радиотелескопов и радаров ПРО выбираются по совершенно разным критериям. Например, если в первом случае можно поискать, где ветра потише и снега поменьше, то во втором на выбор влияет уже не это...

К счастью, радиотехника позволяет создавать неподвижные антенны, луч которых может отслеживать быстролетящие объекты. Это — ФАР, фазированные антенные решетки. Они состоят из большого количества ненаправленных (как правило) передающих (или приемных) антенн, сигнал на которые подается (или с них снимается) в определенной временной последовательности. В результате суммарный волновой фронт может быть ориентирован практически как угодно относительно плоскости антенной решетки. Естественно, «развернуть» такую антенну можно практически мгновенно.

При достаточно большом количестве единичных элементов ФАР способна отслеживать множество объектов, идущих с разными скоростями в разных местах поля обзора, различать отдельные цели в плотной группе... Достоинства ФАР так велики, что практически все современные радиолокационные станции — стационарные и подвижные, корабельные и самолетные — используют именно такие антенны. Однако есть у антенных решеток и недостатки, и именно они обуславливают разницу между самолетными ФАР, активно предлагаемыми на экспорт, например, отечественными компаниями «Фазотрон» или «Ленинец», и монстрами — иначе не назовешь — созданными Межгосударственной акционерной корпорацией «Вымпел»...

Главный минус ФАР - малый коэффициент усиления. Т.е. излучение от ячеек решетки идет во все стороны, а не концентрируется в нужной. В результате для той же дальности приходится использовать большую мощность на передачу и большую чувствительность (в конце концов — ту же мощность на усиление) на прием. А дальность, напомним, 4500 — 6000 км...

Поэтому противоракетные локаторы — фазированные антенные решетки — чудовищно мощны. Чудовищно мощны и отдельные элементы, из которых они набраны. Больше нигде в радиотехнике просто не встречается такое — сотни киловатт (а в сумме — многие мегаватты), преобразуемые в излучение дециметрового и метрового диапазона... И греются такие элементы соответственно-

Сегодня на вооружении Войск ракетно-космической обороны Российской Федерации стоят несколько типов PJIC, способных обнаруживать и отслеживать баллистические ракеты противника, наводить на них наши противоракеты. Кроме того, они могут использоваться (и используются) и для слежения за космическими объектами.

У Мурманска, Мукачево, Севастополя, Иркутска и на противоракетном полигоне у озера Балхаш работают

наиболее старые станции «Днепр». Дополнить или заменить их должны новые «Дарьял-УМ» и «-У», сооружение которых началось у Мукачева, Иркутска и на Балхаше, однако по известным причинам их постройка либо прекращена, либо заморожена. Разрушена недостроенная антенна «Дарьяла-УМ» в Латвии.

На самом опасном — северном направлении, в Печоре, построена первая станция типа «Дарьял». Вторая такая же (в Габале, о ней — предыдущая статья) прикрыла самое беспокойное — южное направление.

Особый разговор о судьбе станции «Дарьял-У» в Енисейске, прославившейся под названием «Красноярская РЛС». Первоначально станцию, которая должна была закрыть северо-восточный сектор, предполагалось построить на берегу Северного Ледовитого океана, и гораздо восточнее. Однако стоимость такого сооружения выходила совершенно запредельной, и объект перенесли в более обжитой район. Но здесь она формально нарушила букву Договора 1972 г. по ПРО, так как ТЕОРЕТИЧСКИ появилась возможность использования ее для наведения противоракет, защищающих восточную Сибирь. И пусть это обеспечивалось только сектором обзора, но было невозможно при используемых длинах волн и по другим техническим параметрам — американцы ухватились за эту ошибку, и уже «не слезли с нее...

После многих задержек под Барановичами (Белоруссия) заработала новая РЛС «Волга», «накрывающая» страны НАТО и немалый район Атлантического океана.

Не уследит за баллистическими ракетами оптический комплекс «Окно», сооруженный на Памире, вблизи Нурекской ГЭС, но спутники он видит вплоть до геостационарной орбиты, на дистанции до 40000 км!

Ну и наконец, — единственный в мире действующий стрельбовой радиолокатор «Дон-2Н», обеспечивающий целеуказание и наведение противоракет Московской системы противоракетной обороны А-135, построен у г. Пушкино Московской области.

Ты помнишь, как все начиналось...» Утро в Габале начинается не по-военному тихо: солнце медленно встает из-за цепи гор Главного Кавказского хребта, освещая живописную Ширванскую долину. Ветер разгоняет утренний туман, и только блеянье овец, пасущихся неподалеку от объектов станции, слегка нарушает утреннюю тишину. А высящиеся на холме два огромных сооружения с многометровыми антеннами и здания, где размещаются вспомогательные подразделения РЛС, напоминают пейзаж из фантастического фильма.

И неспециалисту ясно, что для строительства станции это место было выбрано не случайно. Открытое плоскогорье (700 м над уровнем моря), практически постоянно безоблачное небо, малонаселенный высокогорный регион... Все это идеально соответствовало предназначению объекта, который должен был контролировать воздушно-космическое пространство на многие тысячи километров, чтобы предупредить о внезапном ракетном ударе по территории Советского Союза, где Азербайджан был одной из самых спокойных и динамично развивающихся республик.

Уже нет Советского Союза, Азербайджан стал независимым государством. А потребность в Габалинском стратегическом объекте по-прежнему осталась.

Наша справка: Решение о строительстве РЛС «Дарьял» было принято в 1976 г. К этому времени Советский Союз уже имел мощную систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). По периметру государственной границы функционировали несколько станций: «Днестр», «Днестр- М» и «Днепр», образуя в совокупности сплошной радиолокационный барьер протяженностью более 5 тыс. км, который обеспечивал точное обнаружение и сопровождение, как баллистических целей, так и космических объектов на околоземных орбитах.

Однако с поступлением в конце 70-х гг. на вооружение стран НАТО новых образцов баллистических ракет с увеличенной дальностью полета руководством страны было принято решение о развертывании новых, более мощных РЛС. Тогда обратились к разработанному в составе эскизного проекта еще в 1968 г. проекту РЛС «Дарьял», рассчитанной на большую излучаемую мощность и имеющей огромную площадь антенного полотна. Планировалось также оснащение РЛС автономными ядерными источниками питания, однако этот проект претерпел ряд доработок.

Строительство объектов и жилого городка продолжалось практически 10 лет. В феврале 1985 г. Габапинская РЛС заступила на боевое дежурство, став второй и последней работающей станцией семейства «Дарьял». Первая подобная станция встала на боевое дежурство годом раньше, в Печоре (Коми АССР).

Также в середине 80-х — начале 90-х гг. на основе действующих РЛС «Днепр» продолжалось строительство еще пяти станций семейства «Дарьял» (трех — «Дарьял-У» и двух — «Дарьял- УМ»), однако по понятным всем причинам ни один из этих проектов так и не был завершен.

Недостроенный объект в Енисейске (Красноярский край) демонтировали, строительство РЛС близ Мукачево (Украина) заморозили, а почти готовую станцию в Скрунде (Латвия), переданную латвийской стороне, в 1995г. взорвали.

Для чего России нужна Габапинская РЛС?

— Трудные времена для станции, как и для всех Вооруженных сил, остались позади, — говорит начальник одного из отделов станции подполковник Александр Одрина, который служит здесь более 20 лет. — Было время, когда мы думали: все, станцию закроют или отдадут Азербайджану...

Но с подписанием в январе 2002 г. Президентами России и Азербайджана Владимиром Путиным и Гейдаром Алиевым «Соглашения между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о статусе, принципах и условиях использования Габалинской радиолокационной станции (РЛС «Дарьял»)» все подобные вопросы были закрыты.

Согласно документу РЛС в Габапе имеет статус информационно-аналитического центра и арендуется Россией сроком на 10 лет с автоматическим продлением на последующие трехлетние периоды, если ни одна из сторон за шесть месяцев до истечения срока действия соглашения не уведомит в письменной форме другую сторону о своем намерении прекратить его действие. За аренду станции российская сторона вносит ежегодную плату в размере 7 млн. долл. США.

Деньги немалые. А в условиях ограниченного бюджета для российского военного ведомства нет и лишнего рубля. Но эксплуатация РЛС в Азербайджане для России очень важна. По словам командующего Космическими войсками РФ генерал-полковника Владимира Поповкина, Габалинская РЛС является одним из ключевых звеньев в обеспечении стратегической безопасности Российской Федерации и стран СНГ.

В чем уникальность станции? По мнению начальника энерго-механического центра РЛС полковника Эдуарда Камынина, уникальность станции заключается в том, что она может бесперебойно функционировать в самых экстремальных климатических условиях, присущих региону.

— Если посмотреть на карту, — говорит офицер, — то вряд ли можно найти место, более неприспособленное для такого сложного объекта, как эта станция. Во-первых, она дислоцируется в сейсмоопасной зоне. Во-вторых, здесь в известной степени затруднен доступ к источникам воды. А температура летом, сами понимаете, не как в Печоре... Но разработчики проекта предусмотрели все, — не без гордости рассказывает Эдуард, — командно-измерительный и передающий центры возводились монолитным способом с внедрением в основания металлических конструкций, в результате чего строения могут выдержать землетрясение силой 7 баллов.

Полковник Камынин также поведал о том, что для обеспечения объектов водой, которая нужна в первую очередь для охлаждения аппаратуры, функционируют несколько скважин глубиной около 130 м. Летом, перед подачей в центры, вода проходит через отдел холодильных машин, где охлаждается до + 7 С.

Будущее РЛС — молодые лейтенанты. Общаясь с офицерским коллективом РЛС, невольно приходишь к выводу: все разговоры о том, что молодые офицеры не хотят служить в армии, — миф. Вот факты. В прошлом году сюда прибыли служить 20 выпускников вузов Минобороны РФ. И все они, несмотря на отдаленность гарнизона, служат с большим желанием.

Лейтенант Валерий Отцевич окончил Московский военный институт радиоэлектроники Космических войск (г. Кубинка) и сейчас командует взводом в одном из подразделений обеспечения. Командирскую должность выбрал сам: все-таки до этого восемь лет командовал отделением — сначала в суворовском училище, потом в военном институте. Рота небольшая, около 60 человек Призывников направляют служить в Габапу только по их собственному желанию. Отслужив, они советуют своим младшим товарищам не отказываться, если будут предлагать место службы в Азербайджане.

Кроме срочников, на станции есть и военнослужащие-контрактники. Значительная часть из них — местные жители, которые служили еще в начале 90-х и получили российское гражданство. «Получается такой своеобразный российско-азербайджанский интернационал, — шутит Валерий, — но это и здорово. Ведь решаем мы задачи и в интересах Азербайджана».

Понятно, что командовать таким взводом непросто. В подчинении молодого лейтенанта и призывники, почти одногодки, и контрактники, «у которых дети твоего возраста».

— Контрактники — это будущее армии, — уверен Валерий. — Ив этом я убеждаюсь на собственном опыте. Они более исполнительные, опытные, нежели молодые ребята. Хотя разное бывает, главное — индивидуально работать с каждым солдатом, тогда порядок будет и во взводе, и в роте».

Гражданский персонал — местные жители. Идем по территории

станции. Везде убрано, чисто. Встречается много гражданских лиц. Кто же они, люди в цивильном?

По словам командира, части полковника Сергея Старостина, около 60% гражданского персонала станции составляют местные жители. Работать на Габапинской РЛС считается престижным, так как заработная плата здесь в несколько раз выше, чем в среднем по району.

Остальная часть гражданского персонала — жены военнослужащих. Они же составляют и подавляюще число безработных в части, так как занимаются детьми. По словам жен молодых офицеров, Габапа — хорошее место для воспитания детей: все обеспечены служебным жильем, детский сад с квалифицированными воспитателями, тепло, спокойно, много фруктов.

Но есть один минус: при части до сих пор нет русской школы. А функционирующая на территории жилого городка школа — азербайджанская. Хорошо, что в ней два сектора — русский и азербайджанский. Однако все равно дети российских военнослужащих учатся не по отечественной программе. Поэтому историю, географию России и другие предметы приходится изучать факультативно, однако в аттестате это не отражается.

Преподаватели в русском секторе — тоже жены офицеров, как и директор школы, Людмила Петрякова, жена командира одного из подразделений. По словам Людмилы Николаевны, многие офицеры стараются отправить своих детей в 10-11 -х классах учиться в Россию, чтобы получить российские аттестаты.

Вопрос об открытии в Габале российской школы сейчас решается на межгосударственном уровне, однако основная проблема в том, что нет здания под новую школу.

Есть такая национальность — габалинец. За долгие годы функционирования Габапинской РЛС у российских военных сформировались самые теплые отношения с местным населением, причем не только в Габалинском районе, а по всему Азербайджану. Местные жители даже шутят, что русский из Габалы — это не русский, а азербайджанец. И здесь совершенно нет пренебрежительного отношения к русским, как порой к азербайджанцам на московских рынках. Даже в Баку, который уступает Москве разве что размерами, но никак не уровнем жизни.

В Габале по-настоящему ощущаешь, что азербайджанцы — добрый, открытый и гостеприимный народ. Многие офицеры рассказывали, что, возвращаясь из отпуска на машине, например из Москвы, едут сутки не останавливаясь, пока не пересекут границу с Азербайджаном. А потом можно остановиться на ночь, ни о чем не беспокоя ь Если кто и потревожит, то только полицейские, спросив, не нужна ли помощь. Однажды офицер, служащий на Габалинской РЛС, потерял в Баку удостоверение личности и деньги. Документ вернули вместе с деньгами. И это при том, что от Баку до Габалы — 300 км. И подобных историй я услышал немало.

Покидал Габапу с грустным чувством. За время командировки успел подружиться не только с нашими соотечественниками, но и с азербайджанцами. Подумал, что к чисто военным функциям станции в Габале прибавилась, по сути, еще одна — интернациональная. И это символично. В год Азербайджана в России — это своеобразный мостик к тому, что мир на постсоветской земле будет только крепнуть, и наши южные соседи будут поддерживать Россию в ее стремлении с помощью Габалы этот мир оберегать.

Читайте также:

Атомолеты-2
История винтовки: от Ремингтона до Бердана.
Самоходная гаубица 2С3 «Акация».
История ружья. Переломные бескурковые ружья.


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.