Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

Опыт Первой Мировой войны.

Опубликовал Сергей 11 мая 2012 в рубрике История.

Опыт Первой Мировой войны.Вот уже более чем 100 лет назад завершилась русско-японская война. Крупномасштабные сражения на суше и на море стали дня Российской императорской армии последним боевым опытом, полученным перед начавшейся в августе 1914г. Первой мировой. Битвы на Дальнем Востоке оказались в центре внимания тогдашних военных специалистов, однако как в России, так и за границей были сделаны далеко неполные, а порой и просто неверные выводы из полученных уроков.

По прошествии лет порой кажется, что с августа 1905 по август 1914г. вооруженные силы большинства стран мира претерпели очень существенные изменения. Но следует помнить, что начало XX в. - время быстрого развития техники. Поэтому зачастую невозможно сказать, что именно - опыт прошедшей войны или естественный ход прогресса - привели к изменениям в развитии средств вооруженной борьбы. К тому же нельзя недооценивать всю серьезность старой шутки о том, что обычно генералы готовятся к прошедшей войне. Тем более что даже из такой войны далеко не всегда удается сделать правильные выводы.

Например, русско-японская война ярко продемонстрировала достоинства пулеметов. Но события 1904-1905 гг. продемонстрировали и множество недостатков имеющихся образцов автоматического оружия. В частности, их недостаточную маневренность на поле боя. Однако практически во всех странах ограничились лишь некоторым совершенствованием да разработкой новых, более удобных станков. Так, в России появился знаменитый станок Соколова, придавший нашим «максимам» столь характерный облик. До массового принятия на вооружение ручных пулеметов (по отечественной терминологии того времени они именовались ружьями-пулеметами) дело так и не дошло. Более того, закупленные в Дании ружья-пулеметы «мадсен» изъяли у полевых войск и отправили в... крепости.

Пулеметчики Российской императорской армии периода Русско-японской войны.

Пулеметчики Российской императорской армии периода Русско-японской войны. Сражения на Дальнем Востоке ярко продемонстрировали достоинства пулеметов, но проявилась и недостаточная маневренность этого оружия на поле боя. В результате в России появился знаменитый станок Соколова, придавший нашим «максимам» периода Первой мировой и Гражданской войн столь характерный облик

Не лучше обстояло дело и в армиях других ведущих в военном отношении держав. В результате немецкие солдаты в течение всей Первой мировой так и не получили по настоящему удачного легкого пулемета, а у германских фронтовиков наиболее высоко котировались трофейные «льюисы». Между прочим, этот пулемет, созданный в Америке, оказался тамошними военными отвергнут, а в Европе его первой официально приняла на вооружение армия не собиравшейся ни с кем воевать нейтральной Бельгии.

Еще одно небезынтересное наблюдение относится к численности пулеметов. К 1914 г., несмотря на несомненные достоинства, в которых перестали сомневаться даже самые закоренелые противники автоматического оружия, пулеметов в войсках оставалось мало. Ссылки на их дороговизну не могут восприниматься всерьез, поскольку на артиллерию у военных деньги находились, да и трудоемкость изготовления «максима» или немецкого MG -08 при всей их сложности все равно намного ниже, чем у легкой полевой пушки. Тем не менее, пушек в дивизиях было значительно больше. К началу Первой мировой русская дивизия (16 батальонов) имела 48 легких пушек и 32 пулемета, французская (12 батальонов) - 36 и 24 соответственно, германская (16 батальонов) - 54 легких пушки, 18 легких гаубиц и 24 пулемета. К тому же необходимо учитывать корпусную, армейскую и другую (осадную, крепостную, береговую) артиллерию. Зато к 1918 г. пушек оказалось на порядок меньше, чем пулеметов.

С минометами дело обстояло еще, с позволения сказать, смешнее. Хотя опыт боев как под Порт-Артуром, так и в Маньчжурии, убедительно показал необходимость (а заодно- применительно к Артуру - и эффективность) подобного оружия, серьезных выводов военные теоретики не сделали. В итоге к 1914 г. минометы, причем в очень ограниченном количестве, состояли на вооружении, только в германской армии. Легких полевых мортир тоже практически ни у кого не оказалось. В результате на фронтах пытались компенсировать отсутствие нормального вооружения различными конструкциями типа самодельных катапульт дня метания ручных фанат, а наши военные вспомнили о хранящихся на складах гладкоствольных мортирах столетней давности. В конце концов, практически все армии обзавелись минометами и бомбометами самых разных типов: калиберными и надкалиберными, тяжелыми и легкими, удачными и не очень. Но это произошло под влиянием опыта боев именно Первой мировой.

Пожалуй, наиболее явно уроки русско- японской войны проявились в отношении артиллерии. Простейший пример: до 1904 г. в нашей армии вообще отсутствовали гаубицы, господствовала теория «единого калибра и единого снаряда» (трехдюймовые пушки и шрапнель), не придавалось серьезного значения тяжелой полевой и горной артиллерии. Для скорострельных полевых орудий не имелось фугасных снарядов («фанат»). Спустя 10 лет у Российской императорской армии уже были вполне удачные полевые гаубицы, появилась - пусть и в недостаточном количестве - тяжелая полевая артиллерия. Да и в отношении горной артиллерии тоже сделали правильные выводы (которых, кстати, не сделали немцы). Армию удалось обеспечить вполне удовлетворительными по конструкции снарядами для орудий всех калибров.

Русская артиллерия

К началу 1904 г. российская армия вообще не имела гаубиц. Отечественная промышленность не смогла быстро развернуть их производство, зато удалось закупить гаубицы в Германии. Вроде бы урок оказался выучен, и к 1914 г. на вооружении имелись вполне совершенные гаубицы, но их количество все равно оказалось недостаточным, а производство в Российской империи не отвечало нуждам фронта...

Вот только одно «но» - по опыту войны с Японией был сделан оказавшийся совершенно неверным вывод о потребностях в оружии и боеприпасах. Из-за этого русская армия в 1915г. оказалась в условиях жесточайшего «снарядного голода», а количественное отставание от вражеской тяжелой артиллерии преодолеть так и не удалось. Огромные проблемы возникали не только с пушками и снарядами, но практически со всеми видами снабжения. Значительная часть этих проблем обуславливалась именно неудачными - применительно к мировой войне - выводами из войны локальной.

Говорить о влиянии артурских и маньчжурских баталий на авиацию не приходится. Но воздухоплавание под это самое влияние попало. Впрочем, значение воздушных шаров как средства наблюдения к началу XX в. осознавалось многими. Предвоенные маневры показали целесообразность их использования, а опыт боевых действий привел к тому, что началась замена сферических воздушных шаров змейковыми аэростатами. Последние имели обтекаемую форму и оказались намного удобнее в эксплуатации. Но, ни русские, ни японцы так и не смогли действительно эффективно пользоваться своими воздухоплавательными парками. Достаточно вспомнить, что корректировку огня тяжелых орудий по российским кораблям в гавани Порт-Артура «сыны Ямато» смогли организовать только после захвата господствующих высот, хотя применять для разведки и корректировки «летающие чудеса» пытались неоднократно. Артурцы же воздушные шары собирались использовать для контрбатарейной борьбы. Результат оказался отрицательным...

Дирижабли и аэростаты наблюдения

В период Русско-японской войны возможности воздухоплавательных парков обоих противников оказались весьма ограниченными. Зато в 1914 — 1918 гг. и Антанта и Центральные державы с успехом применяли дирижабли, аэростаты наблюдения, авиацию. Но уроки баталий на Дальнем Востоке тут ни при чем, просто начало XX в. оказалось периодом стремительного развития техники

Эффективность применения аэростатов наблюдения в Первую мировую войну обуславливалась именно общим развитием техники, а самолеты доказали свою боеспособность в ходе итало-турецкой и балканских войн. Их применяли и на Американском континенте во время гражданской войны в Мексике, но, судя по всему, этот опыт для ведущих европейских армий остался «за кадром».

Аналогичным образом складывались дела и в отношении автомобилей. Стремительное совершенствование двигателей внутреннего сгорания буквально за 10 лет превратило автотранспорт во вполне серьезную силу. Достаточно вспомнить хотя бы «чудо на Марне». Вполне эффективными боевыми средствами стали бронеавтомобили, появились достаточно приличные трактора. Позиционный тупик привел к появлению танка, но все это не имело к опыту Русско-японской войны ни малейшего отношения...

Не хотелось бы повторяться, но развитие средств связи очень мало сочетается с конкретным боевым опытом. Прогресс шел семимильными шагами, что подтверждается хотя бы историей развития военной телефонной связи в нашей стране: 1887 г. - создание аппаратуры Д.М. Сокальского; 1890 г. - принятие более совершенной системы Сименса; 1898 г. - создание полевого телефона с фоническим вызовом; 1903 г. - в Инженерной академии разработан полевой телефон со звонковым вызовом. Армии великих держав, наряду с ординарцами и курьерами, использовали телефон и телеграф, гелиографы, оптический телеграф. Быстрое развитие радиосвязи также не стоит считать следствием дальневосточных баталий. Просто время было такое...

В период с 1905 по 1914 г. очень заметные изменения произошли в военно-морской технике. Но и тут уроки Желтого моря и Цусимского пролива зачастую оказывались либо не выученными, либо выученными неправильно. Строительство знаменитого «Дредноута» и последовавших за ним «дредноутов», «сверхдредноутов» и «супердредноутов» вызвано не столько опытом конкретных морских боев, сколько личным опытом и талантом отдельных британских и американских флотоводцев, морских артиллеристов и корабелов. Да еще и финансовыми возможностями государств. Появление турбин на боевых кораблях началось независимо от боевого опыта, история британского крейсера «Аметист» - лучшее тому подтверждение.

Британский линейный корабль «Дредноут»

Британский линейный корабль «Дредноут», чье наименование стало нарицательным. Его появление нередко напрямую связывают с осмыслением опыта войны между Россией и Японией, но на самом деле это совсем не так. Ведь дискуссии о «едином калибре» начались еще до атаки японских миноносцев на русскую эскадру а проектирование «Дредноута» — за много месяцев до Цусимы

Даже кажущееся непосредственным выводом из опыта 1904-1905 гг. исчезновение с кораблей малокалиберной противоминной артиллерии (ее признали недостаточно эффективной) на самом деле имеет и чисто техническое объяснение. Дело в том, что произошел качественный скачок в развитии торпедного оружия. Новые торпеды позволяли выполнять атаки со значительно возросших дистанций, на которых пулеметы и малокалиберные пушки оказались неэффективны. Впрочем, «мелочь» вскоре взяла реванш и вернулась на боевые корабли в качестве средств ПВО (а заодно и для борьбы с катерами).

Что же касается осмысления опыта боев, то зачастую наименее оправданные выводы (с позиций сегодняшнего дня, разумеется) делали именно непосредственные участники войны. Так, на русских крейсерах типа «баян» (II), которые вступали в строй вплоть до 1912 г., сохранили многочисленные 75- миллиметровки. Броневую защиту наших дредноутов типа «Севастополь», особенно их артиллерии - башен и погребов главного калибра - разработали крайне неудачную. Доггер-банка и Югланд хорошо иллюстрируют опасность артиллерийского боя для столь слабо защищенных кораблей.

В свою очередь, японцы, попытавшиеся развить свой тип броненосных крейсеров (фактически - быстроходных и слабо защищенных броненосцев), попали, как гласит пословица, пальцем в небо. Немалые затраты фактически оказались бесполезными. Их новейшие корабли морально устарели еще до вступления в строй. Первые дредноуты Страны восходящего солнца оказались в некотором роде ненастоящими. Они, правда, имели единый главный калибр, но орудия, установленные в бортовых башнях, по конструкции и баллистике отличались от тех, которые стояли в носовой и кормовой башнях. Эти различия сводили на нет все преимущества дредноутской однокалиберности.

Броненосный крейсер «Адмирал Макаров».

Броненосный крейсер «Адмирал Макаров». Российские адмиралы и кораблестроители порой просто игнорировали уроки закончившейся войны. В результате оказалась построена серия броненосных крейсеров, имевших крайне неудачное (по калибрам артиллерии) вооружение. Только в годы Первой мировой решились отказаться на них от многочисленных малокалиберных пушек и установить дополнительные восьми- и шестидюймовки.

В результате Япония вновь обратилась к британскому опыту, построив там достаточно удачный линейный крейсер и получив образец для подражания.

В ходе борьбы за Порт-Артур была продемонстрирована важная роль минного оружия. Казалось бы, подрывы и гибель броненосцев, а также многочисленных кораблей других классов ясно показали всему миру значение мин. Но и тут многие флоты

проявили абсолютное равнодушие к чужому опыту. В результате англичане к началу Первой мировой оказались к минной войне не готовы. Дошло до того, что командиры немецких подводных лодок нагло ходили по британским заграждениям. Плюс к этому всеми ведущими флотами мира игнорировалось строительство специальных кораблей для борьбы с минами.

Зато Российский императорский флот минное оружие возвел буквально в абсолют. Появились удачные образцы мин, разрабатывались и совершенствовались тралы, строились тральщики. Вроде бы мировая война подтвердила правильность подобного подхода, но не следует забывать, что в результате применения всех других видов оружия наши моряки на Балтике наносили противнику очень небольшие потери.

В организационном отношении стоит отметить, что российское военное руководство смогло сделать определенные выводы из неудачного исхода войны с Японией. Произошли изменения в системе комплектования, были разработаны новые уставы, стало больше внимания уделяться индивидуальной подготовке солдат и младших командиров. Важным следствием происходивших в Российской империи изменений стала отмена в 1910г. сословных ограничений при поступлении в офицерские училища.

Реформированию подверглись руководящие органы управления армией и флотом. В частности, для флота положительную роль сыграло упразднение должности генерал-адмирала. Очень важным надо признать и создание Морского генерального штаба (МГШ), начавшего свою деятельность менее чем через год после заключения Портсмутского мира. Ведь существовавший до этого времени в России Главный морской штаб являлся органом строевого и административного управления и практически не занимался разработкой оперативно-стратегических мероприятий.

Тут придется сделать очень существенное замечание. Российскую империю основательно встряхнула Первая русская революция. В политической жизни произошли серьезные изменения (появилась Государственная Дума и т.д.). Поэтому бывает сложно сказать, где заканчиваются чисто военные причины изменений в высшем руководстве страны и ее вооруженных сил, а где начинаются политические. Хотя, конечно, революцию 1905 г. тоже можно (с определенной натяжкой) считать следствием русско-японской войны.

Вмешивался в сугубо военные проблемы и финансовый вопрос. Гонка вооружений съедала огромные средства, и зачастую аппетиты военных явно превосходили возможности государственных бюджетов. В результате приходилось экономить на каких-то вещах, казавшихся менее существенными. Так, по опыту войны с Японией, нашим артиллеристам стало ясно, что восьми орудийные полевые артиллерийские батареи слишком громоздки, и более эффективными будут шести орудийные. Но переход на новые штаты требовал немалых затрат, а посему российское Министерство финансов категорически возражало против очередных сверхнормативных расходов. И решение вопроса затянулось на несколько лет. Переход на батареи уменьшенного состава все же состоялся, но уже в ходе Первой мировой войны, когда откладывать принятие решения стало совершенно невозможно.

Еще раз, возвращаясь к умению генералов учиться на чужом опыте, между прочим, зачастую оплаченном немалой кровью, стоит напомнить историю отказа различных армий от разноцветных мундиров как полевой униформы. Когда в ходе англо-бурской войны выяснилось, что британские красные мундиры заметны издалека и яркие мишени очень удобны для бурских стрелков, англичане быстренько перешли на хаки. Однако в 1904 г. белые рубахи русских стрелков вновь оказались прекрасными мишенями.

В известной книге А.Н. Степанова «Порт-Артур» описывается следующий эпизод (почти наверняка вымышленный, но, по свидетельству участников войны, близкий к реальному): «В тени домов, укрываясь от жаркого солнца, сидела группа стрелков. Они были голыми по пояс, без фуражек. На глинобитном заборе висело несколько грязных мокрых рубах и фуражек. Один из солдат старательно мочил белую чистую рубаху в огромной зловонной луже.

—        Ты что это делаешь? - спросил его удивленно Родионов.

—        Рубаху в грязи мараю, чтобы издали не была заметна, - ответил солдат. - Нам всем приказано выпачкать их в грязи, и тогда они вроде японских будут.

—        А у японцев разве не белое обмундирование? - удивился Звонарев.

—        Какое там! Он как на траву ляжет, или в гаоляне ползет, так его и не увидишь! Одежда на нем серо-зеленая, как раз под траву цветом, только когда двинется, тогда малость его видать. И фуражки у него такие же. Не то, что у нас - за версту белое видать».

Казалось бы, все совершенно ясно. Но в 1914 г. французская армия вступила в воину, не имея нормальной полевой формы защитного цвета. За нежелание генералов делать выводы из чужих поражений, солдатам и офицерам пришлось платить собственными жизнями.

Однако самые большие потери в начале Первой мировой войны войска обеих противоборствующих сторон несли из-за еще одного не выученного урока: нужно отказаться от плотных боевых порядков пехоты. Скорострельная артиллерия, пулеметы и магазинные винтовки наносили противнику огромные потери. В результате армии начали зарываться в землю. Возник «позиционный тупик». Для его преодоления понадобилось изучать опыт уже новых сражений…

Автор статьи: Б. Соломонов.

Читайте также:

ТИПОГРАФСКИЙ ПРОРЫВ ОТТМАРА МЕРГЕНТАЛЕРА
Московские «Коробочки»
Паровоз "Лебедянка".
Авиадесантная самоходная установка АСУ.

Похожие записи:

  1. «Рыбные войны».
  2. Поле боя рыболовов…(«Рыбные войны» продолжение )
  3. История винтовки: от Ремингтона до Бердана.

Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.