Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

Вторая мировая.Буря над бухтой.

Опубликовал Сергей 31 декабря 2010 в рубрике История.

Карта расположения немецких коммерческих судов в Любекской бухте1 сентября 1939 г. подразделения нацистского Вермахта вторглись в Польшу, а 3 сентября гарантировавшие ей безопасность Англия и Франция объявили Герма­нии войну. Однако, несмотря на перевес в силах, решительных действий не пред­принимали, ограничиваясь стычками патрулей и рейдами бомбардировщиков. «4 октября английские самолёты произвели первый воздушный налёт на шлюзы и корабли в гавани Вильгельмсхафена — вспоминал командовавший тогда подводны­ми силами германского флота, а позже гросс—адмирал К. Дениц. — Самолёты шли на бреющем полёте, с большим шиком, и гибли, не добившись сколько-нибудь заметных успехов».

На карте расположение немецких коммерческих судов в Любекской бухте утром 3 моя 1945 г.

Немцы не замедлили с ответом, и начался своего рода бомбовый пинг-понг через Северное море — нацистские «люфтваффе» стремились разрушить Лондон и другие города, сровняли с землёй Ковентри, Королевские ВВС платили той же монетой Берлину, Гамбургу, Кенигсбергу, прочим промышленным центрам. Подключившиеся к британцам заокеанские летчики ввели в употребление «ковровые бомбардировки», когда на одну цель посылали сотни самолётов, сбрасывавших тысячи фугасных, осколочных и зажигательных бомб. Рушились дома, а военные заводы работали. Воздушное наступление на Третий рейх продолжалось и после его капитуляции — видно, Англия и США решили напоследок хорошенько «стукнуть дверью».

ЧУЖИМИ РУКАМИ

Вступив на территорию стран, ок­купированных немцами в начале Второй мировой войны, союзники обнаружили десятки концлагерей. Последовав примеру США и Анг­лии, устроивших такие резервации для военнопленных и подозритель­ных штатских в Гражданскую вой­ну между Севером и Югом (1861 — 1965) и Англо-бурскую (1899 — 1902), и поляков, уморивших более 60 тыс. захваченных в 1920 г. крас­ноармейцев, нацисты создали по­добные изоляторы в 1933 г., сразу после прихода к власти. Сначала в них помещали политических про­тивников, а с началом войны — пленных и неблагонадежных граж­данских иностранцев, используя здоровых на строительстве воен­ных объектов и на заводах, произ­водивших вооружения. Условия со­держания заключенных были убийственными, они вымирали от истощения и болезней, но нацисты не опасались возмездия, ибо их Третий рейх объявили тысячелет­ним. За границами «великой Герма­нии» знали о том, что в ней творит­ся, а с началом войны немцы стали ещё практиковать расстрелы плен­ных и населения — достаточно вспомнить французский Орадур, чешскую Лидице, украинский Ба­бий Яр. Причем в этих акциях уча­ствовали не только карательные подразделения, но и части регуляр­ной армии.

Поэтому главы СССР, Англии и США, собравшиеся в феврале 1945 г. на Крымской конференции, постановили «подвергнуть полити­ческих и военных преступников заслуженному ими наказанию, стерев с лица земли нацистскую партию». К этому времени пораже­ние Германии стало очевидным, и ее руководители принялись заме­тать следы.

В частности, по распоряжению рейхсфюрера СС Г. Гиммлера на­чали ликвидацию концлагерей в во­сточной и северо-западной Герма­нии. Заключенных следовало выво­зить в тыл, слабых и больных уничтожать. Гиммлер хотел бы из­бавиться ото всех, но так, чтобы ос­таться непричастным. И в этом ему помог... противник. Например, ру­ководство антигитлеровской коа­лиции потребовало, чтобы «все су­да, плавающие под германским флагом, немедленно вернулись в порты» и предупредили — «все не­мецкие суда, обнаруженные после 14 ч. 3 мая 1945 г. в море (то есть уже после подписания первой капиту­ляции) будут атакованы».

Тогда в море были только субма­рины, надводные корабли и ком­мерческие суда отстаивались в пор­тах — ведь в небе господствовала авиация союзников. И хотя остатки германского флота наверняка ста­ли бы трофеями победителей, те за­нялись их уничтожением. По ночам над военно-морскими базами и портами методично разгружались бомбовозы, днём их сменяли истре­бители-бомбардировщики, напри­мер английские «Тайфуны», нес­шие по четыре 20-мм пушки, во­семь ракет и авиабомбы. На суше они нападали на немецкие штабы, танки, автомобили, поезда и про­чие штучные цели. А на море гоня­лись за одиночными транспортами, катерами и малыми боевыми ко­раблями.

Так было и в Северном море. В частности, как писал спустя три десятилетия (в июне 1984 г.) британ­ский журнал «Эйрплейн», «все са­молёты с бомбами и ракетами были нацелены на скопление судов, кото­рые направлялись из Любека, Киля и Шлезвига в сторону Норвегии. Обстановка напоминала ту, которая сложилась в мае 1943 г на Среди­земном море в районе мыса Бон, от­куда пытался вернуться в Европу Африканский корпус фельдмарша­ла Э. Роммеля». Теперь английским летчикам предстояло сорвать воз­можное, по мнению их командова­ния, бегство немцев в еще удержи­ваемую ими Норвегию. Для атак на суда в Любекской бухте выделили 4 подразделения «Тайфунов».

В ведомстве Гиммлера прекрасно знали о намерениях англичан то­пить всё, что находилось вне пор­тов...

ПУТЬ НА ГОЛГОФУ.

С 1940 г. через концлагерь в Нойенгамме близ Гамбурга прошло 106 тыс. человек. Часть работала в порту и на воен­ных предприятиях города — выжи­ла половина. Весной 1945 г. по просьбе посредника, шведского графа Ф. Бернадотта, освободили уцелевших датчан и норвежцев, ос­лабевших и больных умертвили в концлагере в Бельзене, а 2 тыс. в то­варных вагонах отправили в Лю­бек.

В апреле 1945 г. узников концла­геря в Штуттгофе вывезли в Данциг и погрузили на две баржи. Через 10 суток буксир «Эльза Рек» привел их в Любекскую бухту и поставил на рейде Нойштадта.

К 20 апреля там собралось не­сколько судов. Самым крупным был 3-трубный лайнер «Кап Аркона» (27500 т), построенный в 1927 г. на верфи «Блом и Фосс». В 30-е гг. он обслуживал линию Гамбург — Рио-де-Жанейро принимая по 700 пассажиров, а в 1945 г. вывозил из Данцига в порты на северо-западном побережье Германии по 1200 солдат, раненых и беженцев. Теперь на нем разместили 1600 за­ключенных.

Теплоход "Кап Аркона"

Таким был фешенебельный трансатлантический пассажирский теплоход «Кап Аркона».

Второй по величине (21045 т) 2-трубный «Дойчланд» поднял флаг в 1923 г., в 1934 г. был модернизиро­ван. Его было назначили на достав­ку войск в Норвегии, но 20 апреля солдат ссадили на берег, а сокра­щенный до 220 человек экипаж уменьшили до 80 и 23 апреля им объявили, что судно превращают в госпитальное. Его следовало пере­красить в белый цвет, на борта и трубы нанести изображения крас­ного креста, но краски едва хвати­ло на одну трубу.

На небольшое (2215 т) грузовое судно «Тильбек» постройки 1933 г., стоявшее в миле от «Кап Арконы», 2 мая переправили 2800 заключен­ных, а на «Атене» (1936 г., 1936 т) почти 7 тыс. узников и 500 охраняв­ших их эсэсовцев. Вскоре их пере­грузили на «Кап Аркона». Предста­вленный к его капитану Г. Бертра­му эсэсовец К. Вихаген предупредил, что лайнеру предсто­ит встретиться в море со шведски­ми судами и передать на них узни­ков. С танкера «Форбак» приняли 100 т. топлива.

На «Атене» прислали новую пар­тию, 2 тыс. заключенных, на «Тиль­бек» 3 тыс. Их загоняли в непредназначенные для людей подпалубные помещения и трюмы, запирали и оставляли без воды, пищи и ле­карств. По свидетельству очевид­цев, немцы ежедневно выбрасыва­ли в море десятки умерших...

...Суда, перевозящие раненых и беженцев, должны быть в специ­фической окраске, нести хорошо заметные издали и освещаемые но­чью — знаки Красного креста и ог­ни. На стоявших в Любекской бух­те окраска была обычной, а у «Кап Аркона» ещё и военной — шаро­вой. Бертраму запретили подсвечи­вать лайнер ночью, а днём на всех судах поднимали нацистские крас­но-белые флаги со свастикой.

Не все обитатели плавучих тю­рем мирились с уготованной им участью. Поздним вечером 2 мая 11 пленных красноармейцев выбра­лись на верхнюю палубу, спусти­лись с «Кап Аркона», но до берега удалось доплыть одному — осталь­ные утонули либо были выловлены немцами и расстреляны.

К этому времени Гитлер был мёртв, Берлином распоряжался со­ветский комендант, англичане под­ходили к Любеку, но запущенная Гиммлером машина продолжала работать. В ночь на 3 мая полков­ник Г. Штолле радировал начальст­ву, что «в Нойштадте готовятся к отплытию в сторону севера три судна с войсками и военным иму­ществом». Надо полагать, что нем­цы рассчитывали — британцы перехватят эту ~ дезинформацию и примут меры, не зная, что на под­ставленных им немцами судах бы­ли не солдаты, а приговоренные к уничтожению узники, и выпол­нят за них грязную работу.

«Афины»

Уцелевший «Атен» («Афины») после войны достался Польше и был переименован в «Варински».

ГЕКАТОМБА.

Утро 3 мая было ту­манным, но вскоре дымка рассея­лась и над Любекской бухтой оста­лись лишь легкие облака. Жители города и окрестностей насторо­женно вслушивались к близкой ка­нонаде — это приближались англи­чане. А в 12 ч. появились и их само­лёты.

Ими были 4 «Тайфуна» лейтенан­та Э. Стевенсона. Выскочив со сто­роны берега, они бросились к «большому 2-трубному лайнеру, го­товящемуся к отплытию» (это был «Дойчланд»). Из 32 выпущенных в него ракет попали 4, одна не взор­валась, остальные вызвали пожа­ры, с которыми команда справи­лась за час. После этого капитан Штейнике велел сшить из просты­ней белые флаги, поднять их между мачтами и приготовить спасатель­ные шлюпки.

Около 14 ч. «Тайфуны» потопили одну из барж с заключенными из Штуттгофа, а в 16 ч. девятка.

М. Румбольда, пренебрегая сигна­лами о сдаче, выпустила 36 ракет в левый борт «Дойчланда» и об­стреляла его из пушек. На нем опять занялись пожары, но моряки сели в шлюпки и добрались до берега. Восьмёрка «Тайфунов» майора К. Гардинга сбросила на оставленное командой и горящее судно 8 бомб — оно накренилось и через 4 ч после первой атаки по­валилось на борт и затонуло.

Девять «Тайфунов» капитана Дж. Джонсона (это они 17 июня 1944 г. обстреляли автомобиль Э. Роммеля и тяжело ранили фельдмаршала) разделились — 5 направились на «Кап Аркона». Заключенные, за­пертые в верхних помещениях, увидев их в иллюминаторы, обрадо­вались, стали кричать и ломиться в двери. И тут между трубами и в над­стройке начали рваться сброшен­ные англичанами бомбы и четыре десятка ракет. Судно загорелось. Противопожарное оборудование не работало, и огонь устремился вниз, заключенные ломали двери. Те, кому это удавалось, бросались на верхнюю палубу, но...

«Эсэсовцы стреляли в людей, скопившихся на нижних палубах, чтобы перегородить проходы через уже заваленные трупами двери и трапы, — вспоминал Ш. Соха, один из чудом уцелевших «пассажи­ров». — А на верхней палубе между моряками и эсэсовцами шла драка из-за спасательных кругов и поя­сов, за плававших с ними цеплялись другие и все тонули. Внизу бушевал огонь, распространяя черный, удушливый дым. Узники выбивали иллюминаторы и в отчаянии выва­ливались в море, многие оставались и равнодушно ждали конца...»

Через пробоины, которые никто не заделывал, лайнер заливало, и он накренился. Комендант порта вы­слал на помощь команде три трау­лера и несколько катеров, подби­равших только немцев, спасли 10 моряков и 409 (из 500) охранников. Вырвавшиеся наверх узники свя­зывали плоты из кусков дерева, разбирали кресла и лежаки и всё, на чем было можно продержаться на воде, многие пускались к берегу вплавь. Пытавшихся забраться на катера немцы сталкивали или при­стреливали.

Спустя 4 ч. после налёта на лайне­ре взорвались топливные цистер­ны, он лёг на борт и затонул на мел­ководье, оставив на поверхности половину корпуса и надстройки. На них и карабкались узники, мно­гие срывались и тонули, тех, кому повезло, сняли захватившие город англичане. Из бывших на «Кап Ар­кона» выжило около 300...

Несмотря на поднятое белое по­лотенце, на «Тильбек» набросились 4 «Тайфуна» из группы Дж. Джон­сона, выпустивших 32 ракеты и сбросивших бомбы, разорвавшие­ся в центре судна. Оно загорелось и накренилось до 40°, что не позволи­ло спускать шлюпки. Капитан за­стрелился, моряки и эсэсовцы бес­порядочно бросались за борт, оста­вив закрытыми люки трюмов и двери в нижние помещения с за­ключенными. Те метались либо бе­зучастно ждали смерти в огне, ды­ме и заливавшей судно воде. Через 45 мин «Тильбек» перевернулся и пошёл на дно, унеся с собой 2800 узников, 200 эсэсовцев и 11 моря­ков. Спаслось всего с полсотни немцев.

После появления «Тайфунов» эсэсовцы, сторожившие узников из Штуттгофа на баржах, пересели на буксир «Эльза Рек» и бежали в Нойштадт. Одну баржу потопили англичане, на другой пленники вы­бились на палубу, перерезали якор­ный канат и их ветром и волнами понесло к берегу, но недалеко от него выбросило на мель. Бедолаги сделали из досок и обломков над­стройки плоты и пустились к суше. Там их встретили огнём эсэсовцы, военные моряки и ополченцы из «фольксштурма». Оставшихся в живых загнали во флотские казар­мы в Нойштадте, откуда их вызво­лили англичане и канадцы

Повезло тем, кто был на «Атене». Капитан Ф. Номбан еще до налета велел поднять белый флаг и втолко­вать надзиравшему за ним унтер- штурмфюреру СС Кирштайну бес­смысленность выполнения гиммле- ровских приказов. «Атене» снялся с якоря и перешел в Нойштадт, где экипаж и эсэсовцы скрылись в го­роде, а заключенные двинулись на окраины и встретили британских солдат.

Любопытно, что стоявшее в Лю­бекской бухте судно «Эльмен- хорст», на котором не было живого груза, английские летчики почему- то не тронули.

На следующий день части Вер­махта, находившиеся в северо-за­падной Германии, Голландии и Да­нии, сложили оружие. 8 мая в пред­местье Берлина Карлсхорсте представители СССР, Англии, США и Франции приняли безого­ворочную капитуляцию вооружен­ных сил Третьего рейха.

В те дни устроили поминовение погибших 3 мая, в котором участво­вали делегаты 659 выживших «пас­сажиров» флотилии смерти, совет­ской и английской армий. Пытаясь, видимо, оправдать действия своих летчиков, британский комендант округа Ольденбург заявил, что они не знали о заключенных, бывших на атакованных ими судах.

...Еще долго море выбрасывало безымянные тела в полосатой ла­герной робе. Их хоронили по 200 — 300 в общих могилах, насчитав 3484 утонувших. Однако тела на­ходили даже в 60-е гг После подъ­ёма полузатонувшего, выгоревше­го «Кап Аркона» в нем обнаружи­ли обугленные скелеты, а трюмы извлеченного с морского дна в феврале 1947 г. «Тильбека» были забиты останками узников. Поэто­му считается, что по неполным (эсэсовцам уже было не до по-не­мецки скрупулёзного учёта) жерт­вами событий 3 мая 1945 г. в Любекской гавани было более 7 тыс. человек.

Автор статьи: Игорь Боечин.

Читайте также:

ДЕНЬГИ искусство накопления
НЕ ЭЙФЕЛЕВА, А КЁХЛИНОВА!
Последний двухосный трамвай.
Предок арктических кораблей, поморский коч.


Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.