Опрос

Какие рубрики вам наиболее интересны?

View Results

Loading ... Loading ...

Наши партнеры

  • .

Последние комментарии

МАЛЬЧУГАН ИЗ ПОСЛЕЗАВТРА

Опубликовал Сергей 2 июня 2011 в рубрике Современная сказка.

...Мерцающие звезды исчезли, то был лишь сон.
Простая деревянная мебель, словно из музея, букетик полевых цветов на круглом столе посреди комнаты... Желтое утреннее солнце тянуло в открытое окно лучи. Они и разбудили меня теплым прикосновением, и еще птичий гам, показавшийся вначале записью из фонотеки корабля. Заворожено следил я за переливами листвы в раме окна. Словно и не было долгого полета. Но день этот, будничный для планеты, — Послезавтра по отношению к нашей прошлой земной жизни.
Я вскочил, разминаясь, и выглянул наружу. Оказалось невысоко, и я, как был в плавках, сиганул в мягко спружинившую, еще мокрую от росы траву. Итак, физически я в норме: меня и моих товарищей волновало другое: как приспособиться к новому в человеческих отношениях, иному уровню знаний, ко всем переменам за наше долгое отсутствие?

Правда, встретившие нас заверили, что эти трудности преодолимы. Люди нашего Послезавтра... Ни деформированных черепов с гигантскими лбами, ни атрофированных нижних челюстей, ни длинных рук с чудовищно утонченными пальцами, ничего похожего на карикатурные портреты, нарисованные болезненной фантазией предков. Они выглядели совсем как мы, вернее, лучшие из нас, только казались немного отрешенными. Впрочем, о достигнутом ими приходилось лишь гадать, но мы станем одними из них, людей Послезавтра. Так обещали встретившие нас.
Я добежал до бассейна и с разбегу бросился в холодную воду. Время замерло в тот же миг и вновь ожило, лишь, когда я вылез и, прыгая для согрева, направился будить ребят. Но едва я покинул воду, появилось странное ощущение. Можно было поклясться, что за дощатым некрашеным забором скрывается некто, следящий за мной. Оглядевшись, я обнаружил R заборной щели блестящий от любопытства глаз.
— Я тебя засек! — торжественно провозгласил я, демонстративно отворачиваясь.
Знаю, — отозвался тонкий голосок, исходивший, откуда угодно, только не от заборной щели
Я вновь посмотрел на забор; глаза на месте не оказалась. Я вздохнул, намереваясь идти своей дорогой, да так и обмер. Прямо передо мной, широко расставив тонкие ноги в красных сандалетах, с руками за спиной стоял пяти-шестилетний карапуз в белых трусиках и панамке, сосредоточенно изучавший мою внешность. Одного взгляда на выразительное, полное живого интереса лицо хватило, чтобы признать следив-
шего за мной незнакомца. Но как он смог столь быстро проникнуть по эту сторону забора и незаметно зайти мне за спину? Ребенок как ребенок. В его возрасте я начинал постигать азы радиотехники; интересно, а что может мальчуган из будущего? Словно отвечая, мальчишка присел на корточки, опустил ладони между редких ромашек, немного напрягся и медленно поднял их над цветочными головками. Через мгновение он вскочил на ноги, отряхивая с ладошек травинки и комки почвы. Там, где он касался земли, проклюнулся еще один зеленый росток; вытягиваясь на глазах, прошел все стадии развития, и вот закачалось новое желтое солнышко в оправе белых лепестков. Я не мог вымолвить ни слова, успокаивая себя, что стал жертвой гипноза.
— Вовсе нет, — возразил малыш, точно угадывая мои мысли. — Простая биоиндукция. Каждый пацан так может.
Не уверен, произнес он «пацан» или другое равнозначное слово: я понимал непосредственно смысл его фраз, звуки же оставались в стороне от восприятия. Я не мог даже поручиться, шевелит ли он губами, когда говорит.
— Этому вас учат, м-м-м... в школе? — выдавил я наконец.
— Не-а. — пренебрежительно махнул малыш. — Каждый умеет сам.
Это было сказано так, будто он вовсе не нуждался ни в какой школе. Скользнув по его лицу слабой тенью, мимо пронеслась большая стрекоза.
— Ты был у звезд? — заблестели глаза мальчишки, и снова я не заметил, чтобы он разомкнул рот.
— Конечно! — кивнул я не без гордости; пожалуй, больше нечем похвалиться перед этим необыкновенным представителем будущего.
На его губах мелькнула озорная улыбка:
— А летать можешь?
— Как? — переспросил я, подозревая, что он имеет в виду вовсе не аппараты из летного арсенала.
— Ясно! — констатировал мальчишка, тихонько смеясь. — Вот так!
Он разбежался, без усилия прыгнул, как обычно прыгают в длину дети, но не приземлился тут же, а взлетел и плавно поплыл по воздуху, направляясь к изгороди.
Мое остолбенение длилось недолго.
— Опустись сейчас же! — закричал я испуганно, живо представив, как секунду спустя мальчишка падает и расшибает нос видимо, в каждом из взрослых спит до поры до времени Воспитатель, который сейчас пробудился во мне,
то ли потому, что некому больше было одернуть сорванца, то ли слишком необычно выглядело происходящее.
— Не бойся! — Мальчишка развернулся и на высоте двух- трех метров двинулся обратно.
— Где твой отец? — решительно потребовал я, подозревая, что кажусь комичным.
— У меня нет отца, мы вообще живем без взрослых, — прозвучал во мне его голос.
Я замер с открытым ртом, пытаясь воспринять картину мира, полного оставленных родителями детей. Но тут же отогнал нелепую мысль, слишком она не вязалась с представлениями о будущем. Да и вчера...
— Это биороботы, — ответил малыш, приземляясь в двух шагах.
Я вспомнил отрешенный вид встречавших, странно равнодушные взгляды, которым мы не предали значения. Выходит, мальчишка не врет?
— Вот еще! — фыркнул новый знакомый.
— Как тебя зовут-то? — спохватился я.
— Можешь называть Малышом.
— Я все-таки не пойму, неужели на Земле совсем не осталось взрослых?
— Они улетели к звездам...
Как-то не верилось, что человечество могло бросить детей на произвол судьбы и сбежать со скоростью света на звездолетах.
— Ну и словечки у тебя в голове! — засмеялся Малыш. — Да никто нас не бросал. Просто они перебрались туда все, а Землю подарили нам.
«Оригинальное решение жилищной проблемы», — с иронией подумал я. Вспомнилось мгновенное перемещение мальчишки из-за забора, и обожгла догадка, что звездолетов могло и не быть.
— Но... дети должны жить с взрослыми, учиться у них...
— Чему и зачем? — искренне удивился Малыш.
Что-то избитое о преобразовании Вселенной едва не сорвалось с языка, но я сдержался и только спросил:
— У кого же ты научился своим штукам?
— А мы просто играем, друг с дружкой, — терпеливо пояснил детский голос, будто я, а не он был ребенком.
«Откуда берутся дети, если нет взрослых?» — спросил я себя и спохватился, стоит ли уточнять? Но Малыш уловил и эту мысль:
— Ведь они иногда бывают здесь...
Вот оно что! Бывают, в этом, значит, ключ к разгадке. Интересно, с какого возраста приобщаются теперь к миру взрослых, улетают к звездам?
— Я видел, как ты смешно плавал, — переменил Малыш наскучившую для него тему. — Тебе надо все время дышать воздухом, да?
— Ну, я могу нырять, задерживать дыхание... — промямлил я. подозревая, что опять мне приготовлен сюрприз. — А сам-то умеешь?
На моих глазах панамка, сандалии и трусики исчезли, уступив место сплошной серебристой чешуе, только голова мальчишки осталась свободна. Если это был скафандр, то откуда он взялся? Превращение выглядело непривычно и жутко. У меня мелькнула мысль, а может, он представляется таким, как мне легче воспринимать, а за этой обманчивой внешностью нечто совершенно иное? Но его лицо шестилетнего ребенка не изменилось, он только покачал головой и молниеносным броском очутился у бассейна. Мелькнуло на солнце серебристое тело; всплеск — и брызги разлетелись далеко в стороны, едва не задев меня. Тревожась за мальчугана, я приблизился и заворожено уставился на сверкающее в глубине тело, носившееся с немыслимой скоростью. Временами он выныривал, и вода вскипала от быстрых движений, но как я ни старался, все же не смог уловить, чтобы он сделал хоть один вдох. «Хватит!» — взмолился я мысленно, и то ли он действительно услышал, то ли ему самому надоела забава, но через мгновенье Малыш стоял подле меня в белых трусиках и панамке без единой капли воды, совершенно ровно дыша. Я поборол желание задать очередной вопрос и подавленно молчал, ощущая себя полным ничтожеством. Если даже их дети могут такое, суждено ли нам вообще постичь их мир, приобщиться к их могуществу?
— Может, ты гений? — спросил я с надеждой
— Нет — засмеялся Малыш, — я как все. Смотри!
Прямо передо мной появились еще две детские фигурки,
одинаково с Малышом одетые и примерно одного роста Курносая девчонка с короткими золотистыми косичками; если присмотреться, на ее загорелых щеках лоснилась россыпь жизнерадостных веснушек. Другой ребенок, мальчишка постарше, озорным выражением лица не внушал доверия: этой мог выкинуть что-нибудь почище виденного
— Это Юлька, а это Эл, — познакомил, малыш. — А тебя они знают и так, — пресек он мою неуклюжую попытку представиться. Сомнений не оставалось, они свободно читали и передавали мысли друг другу.
— Ты будешь с нами играть? — то ли спросила, тс ли потребовала Юлька, вернее, ее большие, полные синевы глаза и голосок, прозвучавший во мне.
Я растерялся — увы, который раз за утро! Чем я мог быть интересен детям, обладавшим столь необыкновенными способностями? Не кажусь ли я диковинным зверем из неведомой прошлой эпохи, с которым захотелось им поиграть в отсутствие взрослых? И вдруг раздался смех, двум мальчишкам вторил Юлькин колокольчик. Они смеялись, открыто, от всей души. Они смеялись надо мной, точнее, над моими мыслями.
— Почему эти взрослые из звездолетов часто бывают такими глупыми? — спросил во мне Юлькин голосок. А внешне она не переставала смеяться.
— Наверное, просто они никогда не были детьми, — предположил голос Малыша.
— Бедненькие! — посочувствовала Юлька.
— И этот такой же, — со вздохом подытожил Эл.
Смеющиеся губы не произносили ни звука, пока в моей
голове происходило нечто вроде теле Донного разговора трех абонентов.
— Ничего, — авторитетно заверяет звенящий голос Малыша. — Мы ему поможем. Он поймет.
— Так давай играть, — говорит Юлька, а сама сует в мою лапу крохотную ладошку. Другою завладевает Малыш, и мы вместе бежим к дому. Я понимаю, надо позвать товарищей- космонавтов, так хотят и новые друзья Их желания, как и необычное детское восприятие окружающего, чудесным образом начинают передаваться мне. Внезапно я ощущаю, как вырастают в моих ладонях маленькие пальцы, все вокруг резко увеличивается в размерах, лишь белое облачко, несущееся вперегонки с нами по голубому небу, остается прежним. Захватывает дух, будто в падении с головокружительной высоты, — и Юлька, и Малыш, и чуть отставший Эл растут на глазах. Немного жутко, но откуда-то я знаю: так должно было случиться. Мир стремительно раздвинулся и застыл, став больше и еще светлее.
Меж тем мы достигли крыльца, остекленная дверь нависла над нами. Из нее смотрела девочка с торчащими косичками, позади Эл с пальцем в носу, а за руку она держала такого же мальчишку, очень знакомого и тоже смотрящего на меня. С другой стороны виднелась половинка Малыша, не уместившегося в стекле.
Я выпустил Юлькину ладонь и шагнул к двери и новый, неизвестно откуда взявшийся мальчуган сделал шаг навстречу. И вдруг я понял, что это я и есть, и все мои тревоги и проблемы улетучились совершенно, светлый день вошел в меня. Как мое новое детство. С легким стуком дверь от бросила наши отражения, и на пороге предстал собственной персоной бортинженер Шурик, слишком большой и небритый Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть, где кончается эта ходячая каланча.
Ребятишки! с воодушевлением обратил он к нам свою заспанную физиономию — Вы не видели здесь такого длинного дяденьку?
Эл прыснул в кулак.
— Давай! — заговорщически шепнула Юлька, и до меня сразу дошло, что она имеет в виду. Ну-ка, как там это дела Малыш?
Я отбежал и подпрыгнул, повиснув в метре от земли под взглядом окрутившихся глаз Шурика. Выше пока не получилось.

Читайте также:

Суметь УСЛЫШАТЬ.
ГДЕ НАЙДЕШЬ, ГДЕ ПОТЕРЯЕШЬ
ДАР ТЕМНОЙ ЛУНЫ
Максима

Похожие записи:

  1. ДАР ТЕМНОЙ ЛУНЫ

Написать комментарий

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.